Tags: воспоминание

Игумен Прокл (Васильев).

Игумен Прокл (Васильев). Мой путь к Тебе, Господь мой и Бог мой. [мемуары]

Мне 46 лет. Много это или мало? В масштабах средней продолжительности жизни мужчин в РФ, составляющей сейчас 59 лет, достаточно много. А в масштабах Вечности – один миг. Ясно одно, до 92-х лет я вряд ли доживу, поэтому на данный момент прожита уже большая часть жизни, а может быть уже почти весь отведённый мне срок земного существования. Стало быть, можно подвести некоторые итоги, но самое главное – поделиться собственным опытом того, как в наше постхристианское время найти дорогу к Тому, который Сам свидетельствовал о Себе: "Аз есмь Путь, и Истина, и Живот". С течением времени убеждаешься, что духовный опыт каждого человека неповторим. Хотя есть и нечто общее, все мы начинаем со стихийного пелагианства, считая, что наши собственные усилия на этом пути имеют определяющее значение, затем начинаем понимать, что Вера каждого из нас – дар Божий, которая, как и всякий дар даётся даром, т.е., независимо от наших трудов и заслуг, истинных и мнимых.

I. ЧЕЛЯБИНСК (1960-1986).

1. Дом под радиомачтой.

Не буду оригинальным и начну своё повествование традиционно: я родился 28 июля 1960 года в г. Челябинске, и в этом же городе я прожил большую часть своей жизни.

Collapse )

К 100-летию Октября: 100 фотографий из семейного альбома. 1951 год

Лето 1951 года. Сталинград.

Сталинград. Лето 1951 года

Из воспоминаний моего троюродного брата Старикова Германа Леонидовича:
"Летом 1951 года мы с группой ребят нашей школы (№30 в Челябинске) съездили в Сталинград. Маршрут был такой: поездом до Куйбышева; пароходом до Сталинграда. В Сталинграде для проживания нам выделили два класса: для мальчиков и для девочек. Было очень жарко, и мы не пропускали ни одной колонки с водой. И на экскурсиях постоянно искали тень. Но на экскурсиях мы были очень внимательны и ответственны, так как понимали, что перед нами история, перед нами великий город- боец и город труженик, который, благодаря мужеству советского народа, стал символом нашей победы, в достижении которой есть и наш маленький вклад. А памятники воинской Славы стояли уже тогда. Первоначально вид полностью разрушенного города нас испугал и шокировал. Но потом мы на эти руины стали смотреть по-новому: нас обуяла гордость, что наши отцы и деды всё ЭТО выдержали и ПОБЕДИЛИ. Мы видели дом Павлова – символ стойкости советского солдата (невзирая на то, что о нём ни говорили потом). Поражало и то, что город весь в руинах, но в нём чисто, улицы чисто подметены, а жители спокойны и доброжелательны. И даже курьёзный случай в какой-то столовой, расположенной на первом этаже разрушенного дома, не поколебал нашего мнения о виденном. Мы спокойно обедали, и вдруг кто-то из наших брезгливо закричал: « Сморите, что у меня в борще!» Все сгрудились вокруг, прибежала официантка. В борще была самая обыкновенная «коси-коси ножка», паук с очень длинными лапками. Наши учителя потребовали начальство, пришла директор. Официантка говорит, что это не паук, а просто очень большой укроп. И в доказательство подцепила объект спора в ложку и…отправила его в свой рот, сглотнув. Мы все, зажав рты выскочили на улицу. А инцидент был исчерпан за отсутствием объекта спора. А город уже строился, и это тоже бросалось в глаза и добавляло нашей гордости. А посещённое потом строительство Куйбышевской ГЭС в Жигулях на Волге, усиливало это чувство. На теплоходе «Яков Воробьёв» мы доплыли по Волге до Куйбышева, а дальше поездом до Челябинска. В Челябинском поезде с нами ехала экскурсия куйбышевских школьников к нам в Ильменский заповедник. Интересно было за ними наблюдать, когда поезд уже шёл по Уралу – они знали что Урал весь вообще есть минералогический заповедник, так они на каждой остановке подбирали все камушки. Мы-знатоки Урала, им говорили снисходительно: «Приедете в Ильменский заповедник, весь этот хлам выбросите.» Не верили".