Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Западно-Уральская железная дорога

Проектирование  дороги велось в 1911-1913 годах. Строительство начато в 1913 году акционерным «обществом Западно-Уральской железной дороги». Дорога проходила по западному склону Уральских гор на Среднем и Южном Урале, имела в длину около 490 км. 

Поскольку край был богат горными отрогами и косогорами, работа строителей значительно усложнялась. Был построен тоннель через Макушинский мыс, сооружены мосты (30 железных, 127 каменных с железобетонными пролётами), 340 каменных труб через водотоки и многочисленные насыпи. 

Мост между станциями  Арасланово и Нязепетровской:

Небольшой участок дороги проходит непосредственно над центром Шемахинского карстового поля. Дорога была открыта 16 октября 1916 года. 

Дорога строилась для обеспечения деятельности, в частности вывоза продукции, чугуноплавильных и железоделательных заводов: Михайловского,  Шемахинского, Нязепетровского и Кусинского. До этого продукция сплавлялась по реке Уфе. Кроме того, дорога существенно сократила расстояния для поездов следовавших из Перми в направлений Уфы, Самары, Оренбурга и обратно, до этого следовавших через Екатеринбург и Челябинск. 

Collapse )

Зюраткуль и Нургуш

Описание похода 21-23 июля 1978 года

Нас было трое..

21 июля

11.00-15.00 Выехали автобусом «Челябинск-Сатка», доехали до «Березового моста».

15.00-19.00 Дальше пошли пешком. Перекусили. Прошли ещё пешком 3 км. Затем на лесовозе до посёлка Магнитный. От него с туристами Ильменской турбазы на автобусе до озера Зюраткуль. 

19.00-20.00 Отошли от базы влево (если встать лицом к озеру) и переправились на лодке к подножию горы Лукаш.

От Сатки до оз. Зюраткуль 20-25 км.

 22 июля

Озеро Зюраткуль находится на высоте 724 м от уровня моря. Можно было переночевать на базе отдыха  завода «Магнезит» (рядом с лагерем Ильменской турбазы).

Collapse )

Дневник 1968 года. 20 декабря. Письмо

Утром встал "очень рано" - в половине восьмого, быстро собрался. Трамвай подошёл сразу, но был набит битком. Я не успел как следует подцепиться - трамвай тронулся. Я чувствовал, что долго не выдержу и, проехав метров двадцать, спрыгнул в снег. Лишь на следующий трамвай удалось подцепиться. Зашёл на почтамт, дал по просьбе Светы телеграмму. Хотел купить билет на автобус, но ещё не продавали. На английском узнал грустную весть: за контрольную "хорошо". Я рассчитывал только на "отлично". Пришлось довольствоваться этим. После лекций остался поработать в лаборатории: перекристаллизовал азелаиновую кислоту. Получил около 4 грамм с температурой кипения около +104оС, но не в виде кристаллов, а виде порошка. Их химфака вышел в восемь часов вечера. Было очень тепло. Говорили, что днём даже дождь шёл.

Наконец-то получил письмо из дома. Ничего особенного не произошло. Приехала дедушкина сестра, Мария Васильевна. Хорошо бы, если бы она пожила у нас подольше.

До нового года осталось одиннадцать дней. За эти дни нужно сделать следующее:
23 - коллоквиум №5,
24 - окись мезитила,
25 - грамматика, по английскому,
27 - зачёт по английскому,
28 - семинар по истмату,
31 - коллоквиум №6.
Кроме этого, нужно купить билет, сходить к тёте Ляле, посмотреть фильм "Служили два товарища", сходить в прачечную и сделать ещё кучу мелких дел. Закружиться можно от всего этого.

Дневник 1968 года. 4 декабря. Зимние трамваи

Утром по радио пообещали потепление, но выйдя на улицу, я никакого потепления не обнаружил. Трамваи ходили плохо. Да трамвая я пропустил - они были набиты битком. Следующий ждал минут 20, думал, что не выдержу. Наконец появился, но тоже полный - пришлось ехать на подножке - руки словно окаменели. Но ещё успел зайти в кафетерий. На химфак пришёл одновременно с 15-20 нашими ребятами. На первой лекции - физхимии - писал и конспект, и письмо домой, но не дописал - дописывал на лекции по органике. Есафов сделал лирическое отступление минут на 20: разносил нас за беспорядок в лаборатории и за то, что не пошли на химическую конференцию, посвящённую 100-летию Менделеевского общества. После занятий зашёл в универмаг: наконец-то купил плоские батарейки. Пошёл на остановку, но трамвая не было видно. Сильно замёрз, поэтому зашёл в парикмахерскую (последний раз был два месяца назад). Подстригала какая-то практикантка. Колдовала надо мной, как ведьма над зельем. Сделала более или менее приличную причёску. Поехал сразу на квартиру - в кармане оставалось лишь 2 копейки. Там почитал немного журнал, потом сбегал до "Стали", думал, что привезут "ЛГ", но ничего ещё не было - морозы! К Наташе прибежала её подружка Алька. Наташа спросила, нравится ли мне Алька? Я не сказал ничего определённого, но подумал: неужели я нравлюсь ей? Она лет на 6 младше меня, и в её возрасте естественно в кого-нибудь влюбляться. Ну, ладно. Это глупые рассуждения. Всё же это некоторый проблеск в моих сомнениях и заботах.

Дневник 1968 года. 27 ноября. Поездка в Березняки

В воскресенье утром встал поздно, да ещё читал "Неделю", гладил брюки, смотрел газеты, слушал радио. Только в час дня взялся переписывать лекции по органике. Писал без перерыва, а закончил лишь около шести. Собрался, поехал в город, зашёл в цветочный магазин. Цветы были, но не решился купить - в вдруг замёрзнут? Потом зашёл в пельменную, и оттуда направился в общежитие. Посидел немного, взял письмо от Свечаревской и поехал на вокзал. В вагон залез минут за десять до отправления. В вагоне было очень холодно, но я подумал, что, когда поедем, будет тепло. Но вот поезд тронулся, прошло полчаса, час, полтора - холодина жуткая. Пассажиры начали волноваться. В нашем купе ехала женщина с месячным ребёнком, очень беспокоилась за него. Лишь в одиннадцать часов включили отопление, но спать пришлось в одежде.

Приехав в Березняки, посмотрел хвалёный Юркой вокзал: современное двухэтажное здание, но очень маленькое. Во всяком случае лучше, чем Свердловский вокзал. В вагоне расспросил, как добраться до улицы Свободы. Оказалось, очень просто: троллейбус и минут пять пешком. Но дома у Сериковых никого не было. К счастью, соседка была дома, и она показала мне дорогу в больницу. Юрку, оказывается, в этот день должны были выписать из больницы. Придя в больницу, попросил сестру позвать Юрку. Вскоре он вышел. Конечно, удивился, увидев меня. Поболтали с полчасика. Он рассказал подробности случившегося. Вечером 8-го ноября, а точнее в 7 часов, он гулял по городу с сестрой своего товарища. Юрка решил завести её в какой-нибудь тёмный переулок - и тут они наткнулись на толпу пьяных парней. Как позже узнали, двое из них должны были пойти в армию, а человек шесть их провожали. Как обычно, кто-то толкнул Юрку, и пошло: человек пять навалились на него. Юрка вытолкнул девчонку из свалки, и тут кто-то нанёс ему удар около сердца, но это был второй удар. Первый удар Юрка в пылу драки не почувствовал. У него слетела шапка, какой-то парень схватил её и бросился бежать, но его и ещё четырёх парней задержала милиция: отделение было в 20 метрах от места происшествия. Девчонка и милиционер помогли Юрке дойти до больницы. Пришлось делать сложную операцию: расширять рёбра, отсасывать кровь из лёгких: два прокола. А потом в течение двух суток откачивали плевру. Несколько дней Юрка не мог даже читать, а две недели не мог вставать. Когда он встал после двухнедельного лежания, пол под ним качался. Но Юрка утверждал, что он неровный (пол). Лишь через два дня пол выровнялся. Видя, что Юрке тяжеловато стоять, я отправился в город. Купил билет на поезд, коробку зефира и шоколад, а также выполнил Светкин заказ - шпильки и "невидимки" (немного пришлось покраснеть). В четыре часа я снова пришёл в больницу, но Юрку уже цвёл домой отец. Пошёл к нему домой. Там поболтали немного, посмотрел Юркины фотографии, наконец-то увидел лагерные фотографии. Фотография Светки меня разочаровала: я ждал больше от неё.

Вечером поиграли в покер с Юркой и его сестрой. Когда мы легли спать, Юрка сознался, что не знает, как ему быть: любит одновременно двоих, и обеих, по его мнению, серьёзно. Я же утверждал, что такого быть не может: человек обычно в данный промежуток времени любит лишь одного человека, хотя бы потому, что сразу о двоих думать невозможно.

На следующее утро я встал поздно. Юрка ушёл в прокуратуру, подписывать показания. Пока он ходил, я читал рассказы Г. Каттнера о Хогбенах. Очень интересная манера повествования, похожа на юмористические рассказы Марка Захарова.

Часов в одиннадцать пришёл Юркин друг - Саша. Познакомились. Решили пойти в кино. Пока Саша ходил за билетами, я сходил в "Культтовары" - купил тетради, так как в Свердловске тетрадей нет. В час дня пошли в кино, в самый крупный Березняковский кинотеатр - 1000 мест. Смотрели чешскую кинокомедию "Как избавиться от Геленки". Комедия довольно грустноватая, так как её авторы пытаются даже из настоящих похорон сделать комедию.

В половине четвёртого я отправился на вокзал. Пришлось поволноваться, так как в течение 15 минут не было троллейбуса. В "купе" ехали в основном пожилые, только одной женщине было лет 26-28. Мне она показалась интересной, и мы разговорились. Проговорили мы до половины десятого, могли бы и ещё, но тут старушки забунтовали, пришлось уступить. На этот раз в вагоне было жарко, и ночью я почти не спал, лишь под утро вздремнул. Утром вскочил, умылся, а потом решил сойти на Сортировке, но поезд опаздывал и мимо Сортировки прошёл на большой скорости. Пришлось выходить на вокзале. Удачно подошла "7-ка". Доехал до управления дороги, а там - через пруд. Зашёл в буфет, позавтракал. Думал, что на квартире никого не будет, но неожиданно дома оказалась Света - решила отоспаться. Что-то я слишком настойчиво требовал с неё деньги, сам не пойму: почему? Без двадцати
одиннадцать пошёл в кино. Но фильм уже начался. Ждать следующего сеанса не хотелось, и я плюнул на то, что пропустил минут десять с начала фильма. Откровенно говоря, фильм "Ошибка резидента" увлёк, хотелось, чтобы было продолжение, и, возможно, будет, так как было написано "конец второй части", а не "конец". После кино купил "ЛГ", поехал в главное здание, там направился в столовую. Неожиданно столкнулся с Софой. Поделились новостями. Она не работает, потому что заболела. Беспокоилась, что Копылов получил повестку. Я сказал, что это ерунда. (Как я позже узнал, так оно и оказалось - обыкновенная повестка, ведь ему только что исполнилось 19 лет - получил отсрочку до окончания университета.)

Получил письмо от бабушки, она ещё не получила моё первое письмо, и заволновалась. Написал второе письмо, и, кроме этого, послал в редакцию "ЛГ" подпись под фотографию в номере 48: "Ты, жива ещё, моя старушка...". Сейчас понял, что нужно было добавить: "Жив и я". Жаль, что толком не подумал. Съездил к Юркиной тётке, отдал доверенность на получение посылки. Потом поехал в общежитие, посидел с часок, а потом поехал на квартиру.

Дневник 1968 года. 16 августа. Трамваи Челябинска

Как я и подозревал, в центральных кинотеатрах идёт фильм "Фантомас против Скотланд-Ярда", хотя ни по радио, ни в газетах об этом ничего не сообщалось. Мы с мамой отправились в кино. Сначала поехали в кинотеатр имени Пушкина. Но, увидев длинную очередь, повернули назад - "Фантомас...". Сели на троллейбус, затем на трамвай. И вот новый кинотеатр "Аврора". Откровенно говоря, я ожидал лучшего. А передо мной было прямоугольное невзрачное серое здание. Билеты купили свободно. А смотрели болгарский детектив "Человек в тени". Как всегда, человек, казавшийся хорошим, оказался предателем и убийцей.

У нас теперь в Челябинске более или менее наладилось трамвайное движение. Теперь регулярно ходят трамваи с 1 по 8 маршрут, а также 12-й. Вероятно, есть и с 9 по 11, но я не знаю, где они ходят. Кроме этого, исчезли все старые деревянные трамваи. Ходят только цельнометаллические усть-катавские трамваи старого и нового выпусков. Для разнообразия они разукрашены во все цвета радуги: жёлтый, красный, синий, зелёный.

По пути домой зашли с мамой в мебельный магазин. Мне нравятся выставленные на выставке журнальный столик и кухонные трёхногие табуретки. Но в продаже я их ни разу не видел.

Послал письмо Вовке Моржову. Сначала не хотелось писать много, но что-то расписался и накатал полный лист. Можно было бы и ещё, но не было желания добавлять лишний лист. Интересно, как мы начали дружить с Вовкой. Учились мы с 1-го класса, но никогда я к нему особых симпатий не питал. Но вот в 8-м классе он стал ходить вместе со мной в химкружок, а потом и в НОУ. Сначала я относился к нему холодно, но потом привык и даже привязался. В 9 и 10 классах учились мы в разных школах, но это нас ещё сильнее сблизило. Я стал чаще приходить к нему домой, а он ко мне. Когда я поступил в университет, а Вовка в техникум, мы переписывались. Но вот его забрали в армию, и мне даже стало жаль его.

Давно не занимался марками. Единственное, что меня сдерживает - нет денег. Но это уже от меня почти не зависит. Когда мне потоком шли письма, я возгордился, не отвечал на многие. Ну что сказать? Был болваном неотёсанным.

Нужно бы отдать магнитофон в починку, и опять нет денег. Но здесь можно и попросить. Нужно только выждать и выбрать момент.

Всё ещё не соберусь проявить киноплёнку. Если мы завтра всё-таки соберёмся на Водную, то в воскресенье или в понедельник я проявлю плёнки. Эх, как хочется, чтобы они получились. Жаль, что не заснял Светку, хотя возможность была, и очень хорошая.

Не тянет что-то к художественной литературе, хотя в нашем книжном шкафу стоят две заполненные полки с книгами, которые я не читал, или начинал читать и бросил.

Закончу я этот дневник точно к отъезду на уборку картофеля, а новый, вернее, продолжение, 3-ю часть начну лишь в начале октября. Хотя, кто знает, может быть, и раньше.

Дневник 1968 года. 25 апреля. Попался, Заяц!

Утром снова встал рано. Решил две задачи по физике. На остановку пошёл вместе с Абрамом. Трамвай №10 пришлось ждать долго. До Вайнера ехал на подножке. И только вошёл в вагон, как ко мне пристала кондукторша: "Почему не купил билет?". Пришлось купить.

После решения задач сдал окончательный зачёт по физпрактикуму! Всё! Один зачёт есть! Сходил в столовую - деньги занял у Юрки Серикова. Потом посидел в читалке. Надоело, пошёл шататься. После лекции по физике и математике поехал на квартиру. Денежные дела улучшились. Вероятно, осталось мне написать только ещё несколько строк, так как не знаю, удастся ли мне писать в дневнике завтра. Осталось до отъезда 44 часа, из них 16 -сон, 10 - занятия, 6 - часов - дорога и еда. На остальное12 часов, из них 8 часов свободного времени завтра придётся затратить на подготовку к коллоквиуму.

Дневник 1968 года. 27 марта. История с часами и в поисках подлеца Саши

Утром сходил в баню. Придя домой, начал оформлять лабораторные работы по физике. Оформил 2 работы. Потом пошёл на трамвайную остановку. Там стоял трамвай. Я бросился бежать, но у самого трамвая чуть замешкался. Трамвай тронулся, но дверь была открыта. Я запрыгнул в трамвай, но ударился часами о дверь - стекло разбилось, тем более, что оно было уже треснуто. Оказалось, что стекло-то органическое! На Куйбышева, 48 пошёл в читалку - читал сборник статей "Мир коллекционера" - это вдвойне полезно - и как филателисту, и потому, что собираюсь снимать фильм на эту тему. Но дочитать не успел - перерыв. Правда, я ещё смог оформить 3-ю работу по физике, так как взял описание этой работы у Вали Пангаевой - она тоже в библиотеке готовилась по физике. Из библиотеки зашёл в деканат физического факультета. Но никакого Саши там на вечернем отделении и в помине не было. Что же делать? Остаётся искать в УФАНе, в институте физики металлов. Затем поехал в "Спорттовары", отремонтировал часы в мастерской и купил фенидон-гидрохиноновый проявитель. Видел там интересные часы с качающейся куклой. Затем поехал на химфак, но зря. Тех журналов, которые мне нужны были для работы, там не было.

Очередное покушение на челябинский трамвай

Утром ехал по Кирова на трамвае №6 в сторону центра. Только отъехали от перекрёстка, как трамвай вздрогнул от удара. Показалось, что что-то переехали. Оказалось, что врезалась легковушка. В машине сидела девушка, закрыв лицо руками.





Collapse )