Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Август 1971 года

На свадьбу двоюродной сестры Риммы я поехал вместе с мамой. Бабушка, воспользовавшись старыми знакомствами в универмаге, купил большой сервиз. То ли чайный, то ли столовый — сейчас уже не помню. Упакован он был в большую картонную коробку. Добираться до Калининграда пришлось на поезде с пересадкой в Москве. Во время перерыва между прибытием одного поезда и отправлением другого было достаточно времени, чтобы съездить на ВДНХ. Посетил павильон «Космос», где на книжном лотке приобрёл альбом рисунков Леонова и Соколова «Звёздные пути». 

В Калининграде мы до свадьбы и несколько дней после неё жили на квартире Милютиных. Римма Милютина была сестрой мамы моей двоюродной сестры Риммы. С разнообразием имён тогда было плоховато. Квартира находилась на первом этаже старого немецкого дома с гаражом в цоколе. Анатолий Милютин  был штурманом, во время Великой Отечественной войны воевал на Дальнем Востоке на з/м "Астрахань" 6 ТОФ и з/м "Аргунь" ТОФ. 

Collapse )

Август-декабрь 1971 года

В августе 1971 года мне необходимо было определяться с трудоустройством. Согласно распределению я должен был ехать в Свердловск в институт резиной промышленности. Может быть, я так бы и сделал, если бы в июле 1971 г. в Челябинске не познакомился со своей будущей женой. Кто-то мне подсказал, как можно на законном основании не работать по распределению. Дело в том, что в направление на работу, которое я получил, было написано, что мне будет предоставлено общежитие. Но нас ещё на распределительной комиссии предупреждали, что у института свободных мест в общежитие нет. Формально, в направление, по правилам того времени, необходимо было указывать, как будут решены жилищные проблемы  молодого специалиста. Этой формальной записью я и воспользовался. Во второй половине августа я приехал в Свердловск. В отделе кадров института я заявил. что буду работать там, если для меня будет место в общежитие. Начальник отдела кадров повела меня к директору. Директор попытался было поставить меня на место, но я упёрся. Объяснил, что собираюсь жениться, поэтому вопрос с жилплощадью для меня очень важен. В конце концов договорились, что  институт вышлет необходимый  запрос в Москву с просьбой о предоставление мне свободного распределения. Не дожидаясь положительного ответа из Москвы я приступил к поиску работы в Челябинске. Я очень хотел поступить на работу на завод оргстекла, находящийся недалеко от моего дома. Зарплаты там были довольно высокие.Но устроиться на работу на этот завод без протекции знакомых было практически невозможно.  В отделе кадров завода даже не стали смотреть мои документы. Следующим по моему плану поиска работы был электродный институт. Новое здание института было уже наполовину готово. Завершалось строительство лабораторного корпуса. Там меня согласились оформить на работу даже не дожидаясь получения документов о свободном распределении. Но был один нюанс. Так как лабораторный корпус был не достроен, то группа спектрального анализа, где я хотел работать, находилась на территории электродного завода. Приходилось туда добираться в течение часа. До остановки автобуса минут 10-15, полчаса на автобусе до станции Новометаллургическая,  а затем через железнодорожные пути до завода - ещё 10-15 минут. Но коллектив группы мне понравился. Там работало 4 женщины и один парень Стас Становнов. Вскоре он перешёл на работу в институт  лакокрасочной промышленности, где мы с ним спустя год снова встретились. Я должен был заниматься знакомым мне делом - инфракрасной спектроскопией. Но до меня этот прибор так ещё никто и не запустил в работу. Руководитель  группы засадила меня за чтение специальной литературы для ознакомления с исследования в области электродов. Прочитал я и только что вышедшую книгу Славина "Атомно-абсорбционная спектроскопия". Я не понимал, зачем мне подсунули эту книгу, но так получилось, что через год я снова столкнулся с этим методом, а потом даже освоил и запустил в работу первый в Челябинске атомно-абсорбционный спектрофотометр. А в электродном институте с методом инфракрсной спектроскопии пришлось повозиться.

Оказалось, что для проведения тех исследований, которые были интересны специалистам института, требуются специальные обогреваемые кюветы. Практически все оставшиеся месяцы 1971 года я ждал, пока изготовят эти кюветы. Самое полезное, что я сделал в это время - готовился к экзамену по английскому языку в рамках сдачи так называемых кандидатских минимумов.