Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Ненужное наследие. Часть 2: ЧГРЭС

Из записи в дневнике 30 апреля 1966 года: «На уроке истории я сказал, что Герберт Уэллс критиковал план ГОЭЛРО Ленина потому, что хотел попасть в учебник истории. А Мария Семёновна поняла меня так, как будто я говорил что-то плохое о Ленине. Я, конечно, заявил, что это не так, но она мне не поверила и даже сказала: "Ты не выкручивайся!". 

В середине 1980-х годов, когда я читал лекции от общества «Знание», меня пригласили на ЧГРЭС. Перед лекцией для меня устроили небольшую экскурсию по станции и с гордостью показали исправно работающее оборудование 1930- х гг. 

Collapse )

Поминки по танковому

Сегодня побывал на открытии стелы около бывшего танкового училища.  Сотни бывших выпускников училища пришли на это торжество. 

Collapse )

Дневник 1970 года. 1 июня. Итог кропотливой работы

Ещё месяц пролетел, было довольно много событий, но всё больше учебного плана.

После приезда в Свердловск, целую неделю готовился к защите курсовой. Защитил на «отлично». Говорил свободно, исключая некоторые нюансы, отвечал на вопросы тоже.

В этой заметке порядочно всё преувеличено, но для истины есть. И эта доля в том, что Бэлла Ивановна по сути дела вытрясла из меня курсовую работу. Особенно теперь, спустя полмесяца после защиты, я хорошо понимаю, как много сделала для меня Б.И.

Ну, а после курсовой  посыпались зачёты и экзамены. К сегодняшнему дню сдал три зачёта из трёх и три экзамена из пяти. Сдаю всё время одинаково — «хорошо».

Немного отвлекусь от учебных дел. С Людой не удаётся толком поговорить. Настроение у меня всё время тоскливо-наигранное. Поэтому и удрал перед последними двумя экзаменами домой. Лучше бы, чтобы оставался один экзамен, да не судьба.

Дневник 1970 года. 26 января. Узбекистон.

После сдачи экзамена по физхимии мне хотелось сбежать с лекций и пойти побродить по городу. Я это не сделал — благодаря Юрке. После лекций пошли с ним по городу. Мне захотелось отметить сдачу двух экзаменов (коллоидной химии и физхимии), и мы купили бутылку «Узбекистона». Вино дорогое, но хорошее — мне оно очень понравилось. Правда, пил я его второй раз. Первый раз пробовал его ещё на третьем курсе в колхозе, когда к нам приезжал Вовка Ломовцев, вернувшийся с целины. Он-то и привёз тогда несколько бутылок вина, в том числе и «Узбекистон». Придя в общежитие, втроём, я, Юрка и Славка, уничтожили эту бутылку и ещё одну Юркину. Я выпил вроде бы немного, но вино быстро ударило в голову. Со следующего дня начал готовиться к экзамену по химической технологии. Всё шло по плану, но 10-го числа в суботу всё смешалось. В этот день вечером мы с Юркой пошли в хлебный магазин, а потом решили дойти до киоска «Союзпечати». Было темно. Я, как всегда, смотрел или прямо под ноги, или куда-то вдаль. Вдруг кто-то споткнулся, и мне показалось, что я слышу: «Ой, Юра!». Меня это поразило, но оглянулся я лишь некоторое время спустя. Девушка была уже далеко, но мне показалось, что это Люда Дербина.  Ту ещё Юрка сказал: «Это, кажется, твоя красавица прошла». Этот эпизод надолго выбил меня из колеи. На следующий день у меня по плану было повторение всего материала. Когда я повторил примерно половину всего и находился в прекрасном расположении духа, дверь нашей комнаты отворилась и вошла Люда. Я очень обрадовался и сразу забыл об учёбе. Люда попросила мою тетрадь по физхимии. У меня её не было, но пообещал, что принесу на следующий день. Люда быстро вышла, но я также быстро вышел за ней. Чувствовалось, что с ней что-то происходит. Так и оказалось: экзамен по коллоидной химии она сдала на «удовлетворительно». Мне хотелось её успокоить, и я предложил ей пойти прогуляться. Она согласилась. Я переоделся, но не очень быстро. Люда поворчала на меня немного, и мы вышли на улицу. На этом я сегодня заканчиваю.

Collapse )

Дневник 1970 года. 23 января. Восточная песня.

Приехал в Свердловск 4-го января утром. В этот день у нас были занятия. Присутствовал я лишь на лекции по научному коммунизму. Потом у нас было «окно».  Ждать конференцию по политэкономии не хотелось, и я поехал в общежитие. Когда шёл по коридору общежития, то у меня было какое-то пессимистически-рассеянное настроение. Оно усугублялось тёмными стенами в коридоре и ярким солнечным пятном в конце его. Тем не менее, я панике не поддался и в течение 4-5 часов довольно усердно занимался физхимией, а потом завалился спать. На следующей день были две лекции Тагер. Ни Юрка, ни Славка идти не хотели. Я пошёл один  В аудитории было всего 19 человек.  Пришла Тагер, возмутилась, отказалась читать лекцию («Меня весь Советский Союз слушает»). Постепенно народ собрался, и вторая пара «Теория растворов» всё-таки была, но читала не Тагер, а Бессонов. Перед этой  лекцией мне удалось поговорить с Людой Дербиной и пригласить её в кино (Ну, а куда ещё зимой деваться?). Она согласилась сразу. Меня это удивило, но позднее она объяснила своё согласие  тем, что «ей просто хотелось идти в любое кино». С третьей пары я удрал, так как Тагер пугала, что у тех, кто не был на лекциях, экзамен по коллоидной химии принят не будет, а я этот экзамен уже сдал. Купил билет в «Космос», поехал в общежитие, просмотрел оставшиеся конспекты в быстром темпе, и поехал в город. Проходя мимо ЦУМа, увидел набор, в котором была «Восточная песня». Не выдержал и купил этот набор (теперь, спустя две недели, «Восточную песню» можно купить  свободно). Люды что-то не было, я немного отошёл от того места, где мы договорились встретиться. Когда вернулся, Люда была там. Она на меня рассердилась. Я стал оправдываться, но так и не понял, простила она меня или нет. До начала фильма времени было много, мы шатались по городу, но было очень холодно, и мы начали замерзать. Говорили много, но с каждой фразой во мне росло ощущение недалёкости Люды. Меня так и подмывало сказать какую-нибудь колкость. Но она бы едва ли поняла, и, скорее всего, обиделась бы и разозлилась на меня. Кстати, она сказала, что у неё есть дневник. Я тоже признался. Похвастался, что никто не сможет узнать, где он лежит (По правде, я в этом не очень уверен). После кино (не фильм главное) Люда заупрямилась: «Не провожай». Мне это не понравилось, я начал настаивать. Люда не отступала. В конце концов я отступил, придумав причину Людино отказа, но обиделся. Люда заметила это. От Южной до общежития шёл пешком. Обида прошла, я успокоился. Вечером у меня было даже весёлое настроение. На следующий день сдал экзамен по физхимии. Получил «отлично», хотя уверен, что мой ответ был достоин только «четвёрки». На этом сегодня заканчиваю — надоело писать. Можно было бы продолжить, но я уже чувствую, что начинаю скакать.  

Дневник 1969 года. 20 марта. Спорт в университете

Сейчас по телевизору показывали передачу о спортсменах нашего университета. Из всех показанных лиц - трое знакомых: Юрка Туганов, Женя Кузнецов и Алик, химик со 2-го курса. Фамилию последнего парня я не помню. А на последней Универсиаде он завоевал первое место по гимнастике.

Сегодня сдал 7-ю работу, коллоквиум и первую работу по физхимии, но, по-моему, сделал неправильно. Ничего, работа пустяковая, поэтому, если что не так, то переделаю часа за два. На упражнениях по физхимии "обрабатывали" данные лабораторной работы, а чтобы меня не вызвали к доске - всё равно ничего не знаю - делал вид, что решаю задачи. У нас теперь вместо Жуковского другой преподаватель, но вроде бы ничего. Во всяком случае не сильно хуже Жуковского. А вот вторая подгруппа сильно жалуется на своего преподавателя Ковальчука. Не дай бог, ещё такому сдавать экзамен. Завтра идём на экскурсию на камвольный комбинат. Возьму кинокамеру, но боюсь, что вдруг она забарахлит, как осенью.

Сегодня утром, когда ехал в трамвае, то чуть не разодрался с каким-то парнем. Я ехал на подножке, а он торопился на автобус и хотел сойти, не доезжая остановки. Он торопился к выходу, но не просил ни у кого разрешения пройти. Пробираясь, он так сильно толкнул, что я чуть не вылетел с подножки. Я разозлился и обругал его. Он тоже выругался, но всё-таки, откинув руку, соскочил с трамвая.

Утром, уходя на занятия, разбудил Свету. Немного поболтали. Было так хорошо, и очень не хотелось идти в университет.

А всё-таки приедет ли мама?

Дневник 1969 года. 14 марта. Максимум настроения

Сегодня у меня был день с максимумом настроения. Утром настроение было так себе. Но, начиная с первых минут лекции оно всё поднималось и поднималось. Максимума оно достигло во время доклада, который я прочитал в темпе всего за 10 минут. А потом настроение спало. И смешно, всё из-за того, что Ларисы не было на лекции по коллоидной химии. И так моё настроение снижалось до конца занятий. После лекции в деканат вызвали отличников и Свечаревскую. Я так хотел узнать что же там говорили, но, не дождавшись, ушёл А Свечаревская вышла из деканата заплаканная - наверное, чем-нибудь припугнули.

Дневник 1969 года. 2 февраля. Вечер встречи

Вечер встречи начался у меня несколько раньше времени, указанного в газетном объявлении. Мне пришлось добираться сначала на трамвае, затем на автобусе. Подходя к выходу, взглянул на фотоаппарат, висевший на парне, стоящим передо мной. Я подумал, что, может быть, мне всё-таки нужно было взять свой фотоаппарат. Тут парень оглянулся - ба! - Валерка Брезгулевский. Зашёл к нему - он живёт рядом с 9-й школой. Дом не знаю какой, а квартира - 70-я. Посмотрел его фотографии - первый год снимает, а фотографии приличные.

В школе уже были кое-кто из наших девчонок. Снова встретил Наташу из 10-первого класса (фамилию снова забыл). Она едет в Свердловск 14 числа. Я было договорился с ней, что поедем вместе. Она даже дала адрес - Партизанская, 16. Но потом в течение вечера я её больше не видел, и как-то первоначальное желание (ехать вместе) испарилось.

Сначала был концерт, затем все ринулись в буфет. Разделились по классам, поддали немного. Я выпил примерно 250 мл портвейна. Не так уж много, но без закуски - неприятно.

Вечер был примерно до половины одиннадцатого. Танцевал почти всё время с разными девчонками. Вначале кружилась голова, не слушались ноги, но потом всё прошло.

Понравилась одна девчонка. Я её видел и раньше (в прошлом году). Жаль, что маловата ростом. Приятно лишь то, что, уходя, она попрощалась со мной.

Дневник 1968 года. 30 декабря. Хохот в зале

Сегодня, кажется, уже многие отдыхают, так как утром ехал в довольно свободном трамвае.

В актовом зале почти не было столов (это после вечера). В течение 10 минут снова затаскивали столы. У Машарова было праздничное настроение. Он закончил лекцию на полчаса раньше, да ещё рассказал анекдот:

"В армянской школе заболел учитель арифметики. Его заменил учитель русского языка. Нужно было разделить 28 на 7. Учитель делил так: 2 на 7 не делится, 8 делится, пишем единицу, приписываем 7, 21 в остатке, 21 на 7 делится, получается 3. Итого: 13.




Проверяем: операция обратная делению - умножение. Нужно 3 х 13, или сложить 7 раз по 13. Сначала складываем тройки, получаем 21. Затем единицы - 7, 21 да 7 равно 28.



Значит, мы разделили правильно.

Когда учитель арифметики выздоровел, он пришёл заменять учителя русского языка. Повторяли падежи:
Именительный падеж - кто, что
Родительный падеж - кому, чему

Учитель говорит, что дательный падеж отвечает на вопросы кого и ... я позабыл. Но ничего, мы сейчас найдём. Обозначим искомый вопрос через х.

Дательный падеж - кого,... х

Составим пропорцию, из которой х равен:




Хохот в зале!

После лекций я съездил в главное здание, взял справку в ЖКО. Чуть-чуть с меня не содрали штраф - спрыгнул с трамвая. Но обошлось, милиционер покричал и успокоился.