yuvlatyshev

Categories:

Восстановление памятной доски - повод для теракта?

Несколько месяцев тому назад я написал Уполномоченному по правам человека в Челябинской области Ю.А. Сударенко с просьбой содействия в восстановлении памятной доски 1995 года на расстрельной комнате. 

1995 год
1995 год
1998 год
1998 год

Из-за ограничений, связанный с пандемией короновируса, только сегодня состоялась встреча с Юлией Сударенко. 

В ходе обстоятельной беседы (почти 1,5 часа) я выразил свою озабоченность странным отношением областных и городски властей и силовых структур к проблемам сохранения памяти жертв сталинских репрессий: 

— замалчивание места массового захоронения в центре посёлка Шершни, обнаруженного в августе 1998 года; 

— упорное сопротивление восстановлению памятной доски на здании ФСБ, где находилась расстрельная комната;  

— вялые и беззубые действия городских властей по отношению к предпринимателю, уничтожившему памятную доску Сахарову.

Но главная тема встречи — восстановление памятной доски 1995 года на расстрельной комнате. Я обратил внимание на то, что доска была установлена на законных основаниях (распоряжение Главы администрации Челябинска В. Тарасова № 1251-к от 8 августа 1995 г.), а демонтирована и уничтожена незаконно. При этом две силовые структуры (ФСБ и МВД) так честно и не признались, какая их них виновна в незаконных действиях по уничтожению памятной доски. ФСБ утверждает, что демонтаж доски силами сотрудников ФСБ не  проводился (письмо №129/Л-1594 от 12 марта 2020 г.).  ГУ МВД в письме № 3/206601828085 от 8 апреля 2020 г. также заявляет, что «в демонтаже памятной доски ГУ МВД участия не принимала».  Соответственно восстанавливать памятную доску никто из этих силовых структур не желает. Кроме того, позиция ФСБ: «размещение доски на внешнем фасаде части здания УФСБ по ул. Васенко, 39 считаем нецелесообразным».

В ходе беседы с Юлией Сударенко я понял, что противодействие ФСБ размещению памятной доски, скорее всего,  продиктовано боязнью  противоправных действий экстремистов. То есть установка доски с текстом: "Во внутреннем дворе этого здания находилась расстрельная комната, в которой в период массовых репрессий 1930-40-х гг. приводились в исполнение приговоры о расстреле граждан, безвинно репрессированных по политическим мотивам. Вечная память погибшим!" может привести, например, к террористическим актам против силовых структур!

Юлия Сударенко предложила для избежания возможных провокаций подумать над каким-то альтернативным вариантом памятного знака в Челябинске, посвящённого памяти невинных жертв сталинских репрессий. В настоящее время есть только памятный знак на Золотой горе, до которого от ближайшей остановки общественного транспорта 1,5 км. 

Для многих пожилых людей, у которых останки родственников захоронены на Золотой горе, это нелёгкий путь. Против появления подобного памятного знака в разумном месте в центре города я не возражаю, но, прежде всего, хотелось бы получить ответ, почему незаконно уничтожена памятная доска, установленная на законных основаниях. При этом, уничтожена какой-то силовой структурой, стоящей на защите безопасности и правопорядка!

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.