yuvlatyshev

Categories:

Паспорт фасада, как фиговый листок челябинских чиновников

В последнее время председатель госкомитета охраны ОКН Челябинской области Александр Баландин убеждает всех, что как хорошо и просто старые здания Челябинска можно сохранить, если для них будет составлен паспорт фасада. И не нужен никакой закон  о памятниках истории и культуры! Поэтому, по его мнению, нужно снять с государственной охраны в качестве памятников истории и культуры как можно больше зданий. Именно поэтому он поддерживает чёрного эксперта из Пензы Свету Васильеву, накропавшую полтора десятка халтурных экспертиз по зданиям Челябинска на вывод их из перечня объектов культурного наследия. 

Но где эти паспорта фасадов зданий? Почему их не выставляют для общего обозрения, если они такие замечательные?

Вот что о паспорте есть в ПРАВИЛАХ СОДЕРЖАНИЯ, РЕМОНТА И РЕСТАВРАЦИИ ФАСАДОВ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА (с изменениями на: 29.05.2018):

Порядок согласования и выдачи паспорта фасада здания или сооружения.
1) изготовление и выдача паспорта фасада здания или сооружения осуществляется на основании заявления владельца здания, сооружения с приложением документов в соответствии с перечнем, утвержденным настоящими Правилами. Заявление подается в канцелярию ГУАиГ Администрации города Челябинска на имя начальника управления;
2) перечень документов, прилагаемых к заявлению:
- фотография фасада;
- паспорт гражданина Российской Федерации, для юридических лиц - учредительные документы;
- свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на налоговый учет,
3) паспорт фасада здания или сооружения выполняется в двух экземплярах. Первый экземпляр выдается владельцу здания, сооружения, второй экземпляр хранится в ГУАиГ Администрации города Челябинска;
4)
паспорт фасада здания или сооружения определяет: состояние фасада и его деталей на момент начала ремонта, перечень необходимых работ по ремонту, реставрации, окраске фасада, категорию архитектурной сложности фасада для расчета прейскурантной цены на ремонт, колера окраски штукатурки (поверхности стены, архитектурных деталей, цоколя), дверных и оконных заполнений, металлического декора, решеток, ворот, куполов, крыш, рекомендации по использованию материалов.

Фактически это вольный документ без каких-либо строгих исходных требований. Такой паспорт фиксирует состояние фасада здания на момент его составления. 

Тем временем можно всем воочию убедиться, как «замечательная» идея Баландина о сохранении исторического облика Челябинска с помощью паспортов воплощается при ремонте дома по пр. Ленина,61. 

Так этот дом выглядел 30 лет тому назад.
Так этот дом выглядел 30 лет тому назад.

Но в 2015 году у него рухнул один из балконов.

2015 год
2015 год

Челябинские городские чиновники решили, что балкон нужно снести, да и все остальные тоже. Но мешал статус выявленного объекта культурного наследия. Помог Александр Баландин. Нашёлся удобный сговорчивый эксперт Сафаров из Омска, подготовивший в прошлом году нужный акт ГИКЭ. Общественный совет при ГК охраны ОКН Челябинской области,  где я тогда был заместителем председателя, подготовил протест по акту. Вот полный текст этого протеста:

 Эксперт М.Ю. Сафаров (Омск) делает следующие выводы: 

«1. Современное состояние объекта, сохранность его подлинных исторических элементов характеризуют отсутствие особенностей объекта (предмета охраны), представляющих основания для включения объекта в государственный реестр объектов культурного наследия;

2. Считать необоснованным (отрицательное заключение) включение в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации объекта культурного наследия.»

Свои выводы эксперт подкрепляет следующими рассуждениями:

«14.7. Определение отсутствия историко-культурной ценности объекта: 

С градостроительной позиции здание не является сколько-либо важным композиционным элементом, поддерживающим исторически сложившуюся на данном участке пространственно-планировочную ткань центральной части г. Челябинска. Стилистически здание «выпадает» из окружающей застройки, представленной в основном многоэтажными жилыми и административными зданиями постройки конца XX в. 

В архитектурно-художественном отношении здание не представляет ценности. Объемно-пространственное и композиционное решение здания в целом уравновешенно и гармонично, однако не отличается оригинальностью. Декор здания гипертрофирован в угоду монументальности и не имеет характерных авторских признаков. Стилевое решение здания эклектично, налицо наслоение неоклассических элементов декора на конструктивистский силуэт и облик фасадов. В целом композиционное и архитектурно-художественное решение здания носит следы упрощенного и ускоренного подхода, обусловленного, по-видимому, обстоятельствами предвоенного и военного времени. 

Историческая и мемориальная ценность здания ничем не подтверждены. На всем протяжении своего существования здание выполняло рядовую функцию жилого дома с торговыми и административными помещениями. С историей проектирования, строительства и функционирования здания не связаны какие-либо личности, внесшие вклад в развитие Российской Федерации, Челябинской области и города Челябинска. 

Учитывая вышеприведенные аргументы, эксперт считает возможным сделать вывод о низкой градостроительной, архитектурно-художественной и эстетической ценности здания, а также об отсутствии его исторической и мемориальной ценности.»

Выводы и рассуждения эксперта Сафарова совершенно не соответствуют реальному положению этого объекта культурного наследия в исторической среде Челябинска.

Во-первых, здание совершенно гармонично вписывается в проспект Ленина, учитывая наличие рядом и напротив здания областной универсальной научной библиотеки (пр. Ленина, 60), зданий городка НКВД (МВД, пр. Ленина 63-67).  Здание прекрасно сочетается с окружающей застройкой и является неотъемлемым историческим элементом архитектурного комплекса этой части центра города, сформированного в советский периода. Эксперт глубоко ошибается в датировке окружающих объект зданий. В конце ХХ века построены только здания дома быта (Васенко, 96) и НИИшвейпрома (пр. Ленина, 57). Все остальные здания (пр. Ленина, 62а и Ленина, 59) около рассматриваемого объекта, как и сам объект, возведены в 1930-1950-е годы. Более того, ближе к площади Революции находятся три важных здания: гостиница №1 (Воровского, 2, здание построено в начале 1930-х гг.) и два надстроенных в середине 1930-х годов здания госбанка и жилого дома для работников госбанка (пр. Ленина, 56 и 58). Здания госбанка и жилого дома для работников госбанка были построены ещё в 1910-е годы.  Таким образом, здание по пр. Ленина, 61 играет большую роль в градостроительной композиции центра, участвует в пространственной панораме проспекта Ленина, застроенной в основном сооружениями крупного масштаба и монументального облика.

Во-вторых, эклектика стиля никогда не была недостатком при общей гармоничности облика. В фасадной композиции использованы портики, объединяющие несколько этажей с высокими пилястрами и треугольными фронтонами, аттиковый фронтон и сильно вынесенный карниз с крупными сухариками. 

В-третьих, это одно из важнейших зданий советского неоклассицизма по проспекту Ленина, часть градостроительного комплекса советского периода. Авторы- ведущие архитекторы того периода. Эксперт полностью игнорирует тот факт, что здание построено по проектам известных челябинских архитекторов Т. Эрвальда и Ф. Серебровского. 

От имени большинства членов общественного совета заявляю, что данный акт не может быть одобрен, так как данное здание обладает всеми признаками объекта культурного наследия регионального значения, достойного включения в государственный реестр.

Однако Баландин проигнорировал этот протест, цинично заявив:

Здание лишили статус памятника истории и культуры и началось уничтожение.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.