yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote,
yuvlatyshev
yuvlatyshev

Дневник 1968 года. 8 декабря. Четыре морозных дня в декабре

5 декабря встал поздно, сходил в столовую, потом почитал журнал. Днём ещё раз пошёл в столовую, и чуть-чуть не отморозил нос. Какая-то женщина, посмотрев удивлённо на меня, сказала: "Вы нос отморозили!". Я снял перчатки и, растирая нос, вбежал в столовую. Обошлось. Немного поготовился к коллоквиуму, а потом со Светой пошли в кино. Смотрели фильм "Игра без ничьей". Света его смотрела, но забыла об этом. А я знал, что ерундовый, но всё-таки пошёл. После "Ошибки резидента" этот фильм просто дрянь. В зале было не жарко, и даже не очень тепло. Я поражался, как это ещё кто-то может восхищаться таким фильмом. А такие были. В общем, это не детектив, а пародия на нашу контрразведку.



С пятого декабря и по сегодняшний день столбик ртути в термометре так и не поднимался выше -35о. Сегодня в газете прочитал, что и 9, и 10 декабря будет кая же погода. Ну, я понимаю 2-3 дня - 40-градусный мороз, но 10 дней подряд - это уже, как выражаются наши ребята, стихийное бедствие.

Читаю старые журналы "Юность", которые оставил Валера. Попадаются довольно интересные повести и рассказы. Очень понравился рассказ "Прыжок в высоту с разбега", хотя концовка меня не устраивает, нужно бы продолжение. Вовка Куницкий почему-то говорит, что он, читая такие рассказы, чувствует будто всё там неправда, выдумка. Мне же, наоборот, кажется, что там довольно правдиво отражается наша жизнь.

В пятницу, проснувшись, решил: если будет утром -40о, не пойду на английский. Так оно и случилось: -40о. Я и не пошёл (да ещё Света подзадоривала - не ходи). Вместо этого почитал по органической химии. Правда, не просто читал - составлял конспект. Не поехал я ещё и потому, что не хотелось ехать на подножке трамвая - забыл, что 6-го - выходной день у рабочих. Когда пришёл на химфак, узнал, на английском было всего шесть человек. Сначала у нас была лекция по органической химии. Есафов притворно удивился: "А я думал, что никто не придёт". После физхимии немного посидел в читальном зале, а потом поехал на квартиру. Готовился к коллоквиуму. Читал одновременно 2 учебника и конспекты, разбавляя их журналами. Здорово клонило в сон, но выдержал, прочитал всё, что нужно по Чичибабину, и только потом лёг спать.

Вот иногда на меня находят здорово интересные воспоминания, а, как сяду за дневник, ничего в голову не приходит. Как пишет один парень в "Юность": "...когда я читаю, то мне кажется, что все мысли, высказанные в книгах, приходят ко мне в голову перед чтением...". На что "Юность" отвечает: "Вам приходят эти мысли перед чтением, а писателю перед тем, как он садится писать".

Всю эту неделю, как только я вспоминаю Валю Попову, то понимаю, каким болваном я был на вечере. Страшно подумать, что она обо мне думает. Нужно было мне просто взять и уйти, а я, болван, ходил, как маятник из угла в угол, выжидал - как будто могло случиться какое-нибудь чудо, пусть даже чудо только для меня - но всё-таки "чудес не бывает".

Вчера утро, как мне не хотелось идти, но всё-таки пришлось. Получилось так, что я, раздевшись, направился было к туалету, но чуть не столкнулся с Людой Брызгаловой. Болтая о морозе, мы поднялись на второй этаж. Хотелось ещё поболтать с ней, но она зашла в комнату, где были уже первокурсники. Поэтому я сначала пошёл в библиотеку, взял Каррера, подошёл к дивану около деканата. Но там уже сидела наша лекторша по истмату. Кое о чём поболтали, и между фразами я сознался, что не готов к семинару. Она только спросила: "А причина какая? Не мороз ли? - "Да, нет!". Чтобы мне повернуть голову влево, так нет, уткнулся в книгу.



И лишь, когда пришёл Юрка Сериков и, не останавливаясь около меня, прошёл налево, только тогда я увидел, что там стояла Люда. Лучше поздно, чем никогда, - и я прошёл туда же. Но времени было мало - через пять минут прозвенел звонок.

И на лекции, и на семинаре, я читал конспекты по органической химии. После занятий я, Копылов, Куницкий и Силиницкий ждали Марию Андреевну. Наконец она пришла - было уже четыре часа. Пока мы готовились, Мария Андреевна в порыве откровенности призналась, что СЕриков, по её мнению, с детства захваленный, и что он слишком много о себе думает - ему потом очень трудно будет в жизни. А я, откровенно говоря, ему завидовал - всё ему легко даётся, никогда он не унывает. Теперь моя зависть по отношению к нему поуменьшилась. Коллоквиум я сдал последним. Получил взбучку за то, что плохо знаю подробности и не могу сказать то, что нужно.

И, наконец, сегодняшний день. Засыпая вчера вечером, думал, что весь день буду "что-нибудь" читать. Действительно, с утра начал разбирать книги и вытащил из тумбочки все свои книги - все они оказались нужны! На сначала читал журнал, потом смотрел телевизор, и опять журнал, и вот уже половина девятого. А что можно сделать за оставшиеся 3 часа?

Я помню, как я удивился необычной машине, отбрасывающей снег в сторону. Оказывается, эта совершенно новая машина появилась лишь в этом году (если судить по по 11-му номеру журнала "Техника-молодёжи"). Там же я прочитал продолжение романа И. Ефремова "Час быка". Начало мне не очень понравилось, но вот продолжение захватило меня. И, когда Наташа спросила, который час, я не сразу понял, о чём она меня спрашивает.

Порылся в Валеркиных книгах, откопал 2 арки на открытках. Решил открытки уничтожить, а марки взять себе. Так и сделал. Авось, обойдётся.

До этого я регулярно читал "ЛГ" и "Неделю". Но вот с пятницы ларёк около "Стали" закрыт. И я остался без последних номеров этих еженедельников. Да, и в самом деле? Кто будет работать в такой будке из досок в сорокаградусный мороз. Нужно было бы в воскресенье (по моему плану) сходить к Ширяевым, но в такой мороз что-то не хочется ехать на Вторчермет. Да ещё и неизвестно, дома ли Таня. Я звонил к ним в пятницу, и Вова сказал, что Таня уехала на какие-то дачи. Ладно, вот будет не больше -20о, и съезжу, чтобы уж на меня больше не обижались. А письма из дома нет уже 12 дней. Меня это волнует.




Tags: 1968 год, Свердловск, УрГУ, дневник, мороз, однокурсники, органическая химия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments