January 22nd, 2020

Дневник 1970 года. 23 января. Восточная песня.

Приехал в Свердловск 4-го января утром. В этот день у нас были занятия. Присутствовал я лишь на лекции по научному коммунизму. Потом у нас было «окно».  Ждать конференцию по политэкономии не хотелось, и я поехал в общежитие. Когда шёл по коридору общежития, то у меня было какое-то пессимистически-рассеянное настроение. Оно усугублялось тёмными стенами в коридоре и ярким солнечным пятном в конце его. Тем не менее, я панике не поддался и в течение 4-5 часов довольно усердно занимался физхимией, а потом завалился спать. На следующей день были две лекции Тагер. Ни Юрка, ни Славка идти не хотели. Я пошёл один  В аудитории было всего 19 человек.  Пришла Тагер, возмутилась, отказалась читать лекцию («Меня весь Советский Союз слушает»). Постепенно народ собрался, и вторая пара «Теория растворов» всё-таки была, но читала не Тагер, а Бессонов. Перед этой  лекцией мне удалось поговорить с Людой Дербиной и пригласить её в кино (Ну, а куда ещё зимой деваться?). Она согласилась сразу. Меня это удивило, но позднее она объяснила своё согласие  тем, что «ей просто хотелось идти в любое кино». С третьей пары я удрал, так как Тагер пугала, что у тех, кто не был на лекциях, экзамен по коллоидной химии принят не будет, а я этот экзамен уже сдал. Купил билет в «Космос», поехал в общежитие, просмотрел оставшиеся конспекты в быстром темпе, и поехал в город. Проходя мимо ЦУМа, увидел набор, в котором была «Восточная песня». Не выдержал и купил этот набор (теперь, спустя две недели, «Восточную песню» можно купить  свободно). Люды что-то не было, я немного отошёл от того места, где мы договорились встретиться. Когда вернулся, Люда была там. Она на меня рассердилась. Я стал оправдываться, но так и не понял, простила она меня или нет. До начала фильма времени было много, мы шатались по городу, но было очень холодно, и мы начали замерзать. Говорили много, но с каждой фразой во мне росло ощущение недалёкости Люды. Меня так и подмывало сказать какую-нибудь колкость. Но она бы едва ли поняла, и, скорее всего, обиделась бы и разозлилась на меня. Кстати, она сказала, что у неё есть дневник. Я тоже признался. Похвастался, что никто не сможет узнать, где он лежит (По правде, я в этом не очень уверен). После кино (не фильм главное) Люда заупрямилась: «Не провожай». Мне это не понравилось, я начал настаивать. Люда не отступала. В конце концов я отступил, придумав причину Людино отказа, но обиделся. Люда заметила это. От Южной до общежития шёл пешком. Обида прошла, я успокоился. Вечером у меня было даже весёлое настроение. На следующий день сдал экзамен по физхимии. Получил «отлично», хотя уверен, что мой ответ был достоин только «четвёрки». На этом сегодня заканчиваю — надоело писать. Можно было бы продолжить, но я уже чувствую, что начинаю скакать.