yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote,
yuvlatyshev
yuvlatyshev

Дневник 1964 года. 24 октября. Летние Олимпийские игры, киносъёмка и черчение

В этот день завершались Летние Олимпийские игры, которые в 1964 году проходили в Токио. Советская команда так и осталась на втором месте, что меня очень тогда огорчало. Как раз 10 октября в первый день этих игр я купил специальный олимпийский календарь, в который тщательно заносил результаты соревнований.

В химический кружок во Дворце пионеров и школьников в этот день приехала киносъёмочная группа Свердловской киностудии. Снимался сюжет о химической секции научного общества учащихся (было бы интересно посмотреть его сейчас). Главными героями сюжета был Саша Росляков и Гера Верещагин. Вот на этой фотографии 1966 года Саша Росляков - стоит второй справа.

1966 год



О дальнейшей судьбе Геры Верещагина ничего не знаю. А в те годы Росляков и Верещагин считались молодыми исследователями с большим будущим. К сожалению, у Саши Рослякова это будущее оказалось не столь радужным. Трудно сказать, по каким причинам это произошло. Могу предположить, что его в 1964-1966 годы очень сильно перехвалили, а он переоценил свои возможности. Кроме успешной работы в научном обществе, он тщательно изучал немецкий язык и ещё один или два европейских языка (кажется, норвежский и итальянский или польский) да ещё учился играть на гитаре. Вроде бы весной 1966 г. ему была посвящена восхищённая статья на всю последнюю страницу "Комсомольской правды". Нужно бы поискать эту газету. Летом 1966 г. Саша уезжает в Москву для поступления на химфак МГУ. Попытка оказалась неудачной, но его принимают в МХТИ. Когда начались занятия, Саша с разочарованием понял, что его знания и возможности намного ниже, чем у его однокурсников. Он начал усиленно их догонять и надорвался. Началась депрессия. В результате он был вынужден вернуться в Челябинск и продолжать обучение на металлургическом факультете ЧПИ. Но болезнь продолжала прогрессировать, институт он так и не закончил.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов он работал лаборантом. Мой друг привёл его ко мне (я тогда заведовал лабораторией НТИ) для оценки возможности использовать его знания немецкого и других иностранных языков. Дал ему для перевода какую-то химическую статью. Увы, перевод оказался неудачным, несмотря на то, что Саша хорошо знал химию. Перевод технических текстов имеет свои особенности. В большинстве случаев для специалистов более важен точный перевод терминов, а не красивый литературный текст. Работал у нас в лаборатории переводчик, который отлично переводил литературные произведения, но плохо знал химию. Специалисты-технологи в его переводах ничего не могли понять, несмотря на красивое построение предложений. Зато другая переводчица (кстати, тоже с определёнными психическими отклонениями) переводила почти как современные переводческие программы, не замудряясь на красивость. И это специалистам очень нравилось - для них суть технических новшеств и исследований была понятна. В отличие от переводческих программ наша переводчица очень точно выбирала нужные термины для конкретного контекста.

В этот день в школе на уроке черчения наш учитель Юрий Антонович взял одну из моих работ на так называемую "выставку". За каждый ответ на занятиях он ставил отметки - от "колов" до "пятёрок". На каждом уроке почти все получали какие-то отметки. Скучать не приходилось. Больше всего мне нравилось решать графические задачи, когда по двум проекциям нужно было построить третью. Классный был преподаватель! Все, кто учился в школе № 9, с благодарностью и уважением вспоминают его.




Tags: 1964 год, Верещагин, Росляков, киносъёмка, научное общество учащихся, олимпийские игры, перевод, черчение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments