yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote,
yuvlatyshev
yuvlatyshev

К юбилею города - про его историю

Оригинал взят у dg048 в К юбилею города - про его историю
152 года назад (или 129 лет со дня основания) про Челябинск было известно следующее...

P1130999=2.JPG

Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 год.

P1140003=3.JPG

Фрагмент страницы. Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 год.

Челябинск

Город Челябинск лежит под 55º10’ северной широты и 79°2’ восточной долготы, в расстоянии от Санкт-Петербурга на 2532, от Москвы 1859 и от губернского города Уфы 547 верст, находится за уральским хребтом в пределах Азиатской России. Город расположен в долине по обеим сторонам реки Миасс, через которую для сообщения жителей устроен временный деревянный мост.

Земли, лежащие за северо-восточным склоном Уральских гор, в древности почти не были населены русскими и мало известны. В сих местах с древнего времени кочевали башкиры, не имевшие постоянного места жительства, а переходившие с одного места на другое, для пропитания своих огромных стад скота, составляющего их богатство и пропитание. У башкир, как у номадов вообще, были старшины, которые управляли ими по законам, писанным в алкоран и по их обычаям. Они избирались преимущественно из богатых, пользующихся уважением и опытностью своею, доказанною на деле, за то и имели всегда большое влияние на управляемый ими род. Так в здешних местах, в 1730 году, т. е. в начале царствования императрицы Анны Иоанновны, кочевал башкир старшина Каратабынской волости батыр Таймас Шаимов с товарищами. Он первый из здешних старшин явился к императрице и поднес ей в дар лисиц и куниц, которых в то время ловилось весьма много в лесах, лежащих на Урале. Ему-то, Шаимову, была пожалована императрицею эта земля, с тем условием, чтобы он, управляя башкирами, держал их в повиновении русскому правительству, собирая с них ясак в пользу казны и вместе с тем охранял границы своей земли от набегов неспокойных своих соседей киргиз-кайсаков восточной орды. Как умный, деятельный и вполне преданный русскому правительству Шаимов по мере возможности успевал в этом поручении правительства, за что и был пожалован в тарханы . Но при всей его заботливости и попечении к восстановлению спокойствия, он все-таки не мог постоянно отвращать набеги киргизов на пределы России; это, может быть, более происходило и от того еще, что столкновение двух кочующих племен одной религии и одних обычаев более сближало башкир с киргизами и потому имело сильное влияние на беспорядки, происходившие в то время в границах русских селений. Киргизы делали частые набеги, т. е. баранту (грабеж) на пределы русские, разумеется, не без содействия со стороны башкир; это можно было заключить из того, что и самые башкиры не всегда были тогда в повиновении Русскому Правительству, потому что они не могли еще положительно успокоиться от бунтов, бывших при царе Алексее Михайловиче в 1670 году и при императоре Петре I в 1705 году. Бунты эти происходили, как нам известно из русской истории, большей частью от притязания и взяточничества провинциальных воевод.

Чтобы более обезопасить восточные границы России от набегов киргиз и иметь лучшее наблюдение за действиями башкир, повелено было в пожалованной земле тархану Шаимову построить на границе между киргизскою степью и его землею шесть крепостей, а именно: Чебаркульскую, Уйскую, Коельскую, Челябинскую, Еткульскую и Миасскую (старая Оренбургская линия). За содействие этой постройке тархан Шаимов пожалован саблею, а башкиры избавлены от избрания податного рода жизни, к которому правительство намеревалось их тогда зачислить, чтобы мало-помалу искоренять в них воинский дух и более приучать их к мирным занятиям; но как это в короткое время сделать было невозможно, то башкиры оставлены на правах военных поселян с обязанностью нести внутреннюю службу, чего они и сами желали. С этого времени здешние башкиры начали мало-помалу приучать себя вести жизнь полукочевую, т. е. зимою жить в деревнях (юртах), а летом ночевать в степях. По этому случаю можно дать некоторое вероятие и преданию, которое говорит: что на месте, где построен был в настоящее время город Челябинск, прежде была татарская деревушка Селяба. Это название производят от башкирского слова «селяк», означающего на русском языке «бурак». Еще вероятнее надо полагать, что он получила это название от речки Селябки, протекающей в недальнем расстоянии от города. Надобно думать о справедливости этого последнего предания и потому более, что у башкир, как у большей части восточных народов, и в настоящее время название деревень всегда дается по названию урочищ, рек и гор и замечательных мест.

В 1736 году из татарской деревни Селябы был основан посад Челябинск и населен русскими, который был тогда в зависимости от Уфимской провинции Оренбургской губернии. В 1746 году Челябинск окружен был валом и защищен деревянным заплотом с башнями по углам и назван крепостью. К этому же времени относят и поселение сюда казаков, управление которыми было вверено войсковым атаманам, находящимся под ведомством Исетской провинциальной канцелярии, бывшей в то время в Шадринске. Посадским же сословием управляла ратуша по указу провинциальной канцелярии 3 декабря 1753 года. В ратуше этой была учреждена должность выборного сборщика (податной староста) для сбора с челябинских посадских государственных податей и повинностей. Для призрения престарелых нищих и убогих посадского сословия ратушею открыта была в 1764 году богадельня.

В какое время переведено было сюда из Шадринска центральное управление, сведений в документах не отыскано; но в 1774 году Челябинск уже составлял центр провинциального управления под именем Исетского. Пределы его управления составляли кроме Зауральской Башкирии дистрикты: Исетский (Челябинский), Шадринский, Окуневский и Куртамышевский. Воеводою в тогдашнее время был статский советник Алексей Петрович Веревкин. На него пал жребий защищать Челябинск и подведомственные Исетской провинции дистрикты от пугачевского бунта, пламя которого так быстро разгорелось тогда в здешнем краю. Чтобы обезопаситься от бунтовщиков, он в первых числах декабря 1773 года наскоро распорядился выбором из крестьян здоровых и способных 1300 человек, которых по чрезвычайным обстоятельствам назвавши временным казачеством, потребовал немедленно в Челябинск под командою набранных в слободах отставных солдат; с тем велел им иметь огнестрельное оружие, у кого какое есть, и запастись провиантом из домов на две недели. Так как мятеж пока еще не по всему управлению успел распространиться, то распоряжения воеводы были исполнены в точности. Но только приведение в исполнение этих мер обошлось не без злоупотреблений со стороны исполнителей, потому что в казачество избирались и назначались миром люди несправедливо: одиночки, бедные, дряхлые и малолетки. По этому случаю казначей секунд-майор Иван Заворотков настоял, чтобы, во-первых, от 7 человек назначен был один здоровый и немалолетний, во-вторых, шести человекам того седьмого снабдить пристойною одеждою, в-третьих, дать тому седьмому человеку от прочих шести лошадь верховую с прибором, в-четвертых, им же снабдить казака фуражом и провиантом и сверх того каждый из шести человек должен был дать ему по 25 копеек в месяц и, наконец, в-пятых, взять в казаки из семейств многорабочих, где 5 и 7 душ, а из тех семейств, где от 1 до 5 душ, не брать и не назначать, в видах сохранения их хозяйств и домашнего быта. Как бы то ни было, только ополчение составилось; из разных мест потянулись к Челябинску временные казаки в разнообразнейшем одеянии, вооруженные турками, винтовками и копьями. Слуху о войсках, прикомандированных из Сибири, еще не было близкого.

С такими приготовлениями к защите от бунтовщиков Челябинск держался в упорной осаде почти целый месяц январь 1774 года; и все-таки не был взят бунтовщиками. Это было вот как: 5 января 1774 года мятежники уже были в Чебаркульской крепости, в расстоянии 37 верст от Челябинска, на который они располагали напасть 7 января. Власти и обыватели городские были, по-видимому, спокойны; вместе с казаками они готовились дать отпор врагам, их вооружение было в исправности, но уже замысел измены существовал в Челябинске; казацкий хорунжий Максим Невзоров тайно возбуждал челябинцев к непокорности законным властям, обещая милости от самозванца, если они добровольно покорятся и передадутся ему.

Посадский Прокофий Чебыкин, перебежавший из Челябинска в Шадринск, показывает, что в воскресенье 5 января 1774 года во время заутрени челябинские казаки под предводительством Невзорова внезапно напали на приведенную с Сибирской линии артиллерию, расположенную на городской площади, против церкви и воеводского дома, отняв ее у часовых, они расставили заряженные пушки по улицам и зажгли фитили, хотели уже стрелять, но подоспевшие канониры прикладами и штыками отогнали их от пушек. Между тем воевода Веревкин, находившийся в церкви, услышал тревогу и вышел на площадь, мятежники тотчас же схватили его, связали и уже потащили на воеводский двор, но, к счастью, успели прибежать туда уже ободренные успехом канониры и силою оружия освободили его. Видя неудачу, главный начинщик Невзоров бежал, пять же человек его товарищей были схвачены и заключены в острог. При выезде из Чебаркульской крепости по дороге к Челябинску предводителя мятежной партии к нему явился бежавший из Челябинска Невзоров. За три версты от Челябинска мятежники были встречены пушечной пальбой, на что они отвечали тем же. Казаки-крестьяне, предавшиеся самозванцу как безоружные, по приказанию предводителя бунтовщиков рассыпались по окрестностям Челябинска по одиночке, стараясь бродить по возвышениям, чтобы челябинцы подумали, что осаждающих много. Однако этот маневр не удался, мятежники отступали к деревне однодворной, где предводитель их ночевал в крестьянской избе. Следующий день мятежники провели в бездействии; Невзоров подъезжал верхом на лошади к Челябинску и убедил часовых отворить ворота, часовые исполнили его желание, и он, думая, что они передаются на сторону Петра III, въехал в крепость; но часовые схватили его и представили в провинциальную канцелярию, по распоряжению которой на другой день его водили по городу в конских железах. По утру 9 января мятежники опять подступили к Челябинску и производили пальбу до полудня, из города им отвечали тем же. Потеря бунтовщиков на этот раз заключалась только в двух лошадях. Хотя число осаждающих город увеличилось еще 400 человеками из кыштымских крестьян (Пермской губернии), прибывших к Челябинску с двумя пушками, однако предводитель мятежной толпы, вероятно, убедился в невозможности взять город при тогдашних обстоятельствах и отступил к деревне Шерстневой. Здесь к нему присоединились еще несколько шаек, состоявших из рабочих Кыштымского, Кислянского и Ураимского заводов, уже предавшихся на сторону Пугачева. Впрочем сам начальник мятежной партии вскоре отправился из деревни Шерстевой в Уральск, вероятно, на очи Пугачеву, причем крестьянам казакам разрешил идти, кто куда хочет, а башкирам приказал окружить Челябинск и строго запретил пропускать кого бы то ни было туда и обратно.

Управитель Окуневского дистрикта Томилов, полагаясь на храбрость собранных им крестьян в числе 100 человек, выступил с ними в половине января 1774 года, вследствие получения приказания от Исетской провинциальной канцелярии к городу Челябинску, с намерением прогнать оттуда скопившиеся толпы мятежников, или, по крайней мере, подать какую-либо помощь осаждающим. Но узнав уже на пути, что в Челябинск пройти нельзя по причинам многочисленных скопищ башкир, обложивших город, которые вешают всякого, кого только захватят, за лучшее счел со своей малочисленною командою возвратиться в Окуневск.
При осадном положении Челябинска, где сосредоточен был центр управления, крестьяне окрестных селений ясно склонились на сторону Пугачева. Этому весьма много способствовали листы, которые распространялись главными агентами Пугачева и назывались манифестами. Они были такого содержания:

«БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
Мы, Петр Великий император и самодержец Всероссийский и проч.,
объявляем во всенародное известие:
Небезызвестно есть каждому верноподданному рабу, каким образом мы от недоброжелателей и завидцев общего покоя всероссийского и по всем правам принадлежащего престола лишены были, а ныне Всемогущий Господь неизреченными праведными судьбами и молением и усерднейшим желанием нашим верноподданных рабов скипетру нашему покоряет, а завидцев общему покою и благотишию под ноги наши повергает; токмо и ныне некоторые ослепясь неведением или помрачены от зависти злобою, не приходят в чувства и высокой власти нашей чинят противление и непокорение и тщатся процветшая имя наше таким же образом, как и прежде, угасить и наших верноподданных рабов и истинных сынов отечеству аки младенцев осиротить. Однако мы по природному и верноподданных неизреченному великодушию, буде кто и ныне возникнув из мрака неведения и пришед в чувство власти нашей усердно покорится и во всеподданнической должности быть повинится всемилостивейшее прощаем; сверх того всякой вольности отечески вас жалуем; а буде же кто и за сим в таком же ожесточении и суровости останется и данной нам от Создателя высокой власти не покорится, то уже неминуемо навлечет на себя праведный наш и неизбежный гнев, чего ради от нас для надлежащего исполнения и всенародного истинного познания сим публикуется. Декабря 2 дня 1773 года».
Подлинный подписан так: Петр.

Вольность, возвещавшаяся в манифестах Пугачева, кружила головы простого народа; крестьяне и рабочие, очарованные ею, уже нисколько не думали о том, что действительно ли настоящий император пишет подобные манифесты.

В 1781 году Челябинск отчислен к Пермскому наместничеству Екатеринбургской провинции. В этом же году от Пермского наместничества отчислен и приписан к Уфимскому. Находившееся с 1754 года в Воскресенской слободе духовное правление переведено по распоряжению Епархиального начальства в Челябинск в 1784 году. В 1785 году апреля 25 дня грамотой, данною императрицей Екатериной II в числе двухсот шестнадцати местечек Челябинск утвержден городом с правами и преимуществами, дарованными прочим городам Российской Империи, с причислением к Уфимскому наместничеству. В 1804 году переименован в уездный город Оренбургской губернии.

Об открытии уездных присутственных мест, из документов видно, что городовой магистрат вместе со словесным судом открыты по предложению исправляющего должность губернатора Пермского наместничества с упразднением ратуши 29 ноября 1781 года. В июне месяце 1788 года открыты вместе городская дума и городское депутатское собрание. О времени учреждения городнического правления положительных сведений не отыскано; только видно, что при утверждении штата наместничеств Уфимского и Оренбургского 24 декабря 1784 года, в нем заключался и штат на Челябинское городническое правление. Земский суд открыт в 1782 году. Уездный суд и казначейство в 1795 году. Для управления казачьими поселениями в 1795 году образовались отдельные управления под названием кантонных; по этому случаю в Челябинске открыт 1-й казачий кантон. В 1840 году 12 декабря Оренбургское казачье войско преобразовано из кантонов в полки и 1-й кантон переименован в 8-й Оренбургский казачий полк, а в 1858 году, по разделении полков, в 10-й. При образовании Министерства государственных имуществ для управления казенными крестьянами в 1839 году открыто здесь окружное управление государственных имуществ.

Церквей в городе четыре:
1-й Христорождественский собор построен иждивением прихожан в 1767 году, с приделами Николая Чудотворца и Иоанна Богослова;
2-я, Троицкая с двумя же приделами Покрова и Знамения Пресвятой Богородицы, которая начата постройкою в 1796 году, а окончена только в 1829;
3-я, Кладбищенская во имя Казанской Божьей Матери, построена в 1793 году, находится вне города и на возвышенном месте; откуда видны не только весь город, но и окрестности его; вокруг церкви в березовой роще кладбище, обнесенное каменною стеною. Вообще это место одно из прекрасных окрестностей города.
4-я, не совсем еще достроенная двухпрестольная церковь во имя Смоленской Божьей Матери Одигитрии и преподобных Печерских Чудотворцев Антония и Феодосия. Эта церковь начата постройкою в 1857 году, на счет пожертвований частных благотворителей, но попечением одигитриевской девичьей общины (ныне монастыря), находившейся при этом храме и открытой по благословению Святейшего Синода в 1854 году.

Учебные заведения: уездное духовное училище, открытое с разрешения Святейшего Синода в 1830 году, для образования детей священно-церковнослужителей Челябинского, Троицкого и Верхнеуральского уездов; в 1854 году оно преобразовано по новому уставу, помещается в собственном каменном доме, выстроенном в 1848 году. Уездное училище обязано своим открытием г. Оренбургскому военному губернатору графу Сухтелену, который, обозревая город Челябинск в 1831 году, заметил, что в столь отдаленном крае от губернского города Уфы жители имеют недостаток в учебном заведении и просил г. министра народного просвещения об учреждении в городе Челябинске уездного училища; а чтобы оно имело более способов к содержанию, он убедил Челябинское общество вносить ежегодно в пользу училища 400 руб. ассиг. Г. министр народного просвещения, уважая ходатайство военного губернатора и находя учреждение в Челябинске уездного училища не только общеполезным, но и необходимо нужным, согласился открыть оное с производством на содержание его ежегодно из общего училищного капитала, на основании устава 1804 года 1410 руб. ассиг. сверх того по настоянию г. военного губернатора Оренбургский приказ общественного призрения согласился отпускать ежегодно в пособие к содержанию училища 500 руб. ассиг. Когда таким образом обеспечено было содержание училища, г. военный губернатор просил г. попечителя Казанского учебного округа о назначении из благонадежных чиновников штатного смотрителя в Челябинское уездное училище. На место это был определен учитель Бугурусланского уездного училища Павел Просвирнин, который по прибытии к месту своего назначения, приготовив с помощью почетного смотрителя статского советника Жуковского все необходимое к открытию училища, донес о том к. директору училищ Оренбургской губернии и по получении разрешения Челябинское училище было открыто в присутствии г. Оренбургского гражданского губернатора 27 июля 1833 года. Оно помещается в собственном каменном двухэтажном доме, построенном в 1837 году. Приходское училище образовано из приготовительного класса уездного училища в 1839 году и помещается в частном наемном доме; женское училище 2-го разряда открыто 4 июля 1861 года и помещается в наемном же деревянном доме.
Число учащихся в заведениях было следующее:

В учебном году
Дворян и чиновников Купцов и мещан Разночин. и крестьян Итого

а) в уездном училище:
1834 13 24 11 48
1835 14 23 11 48
1836 16 16 12 44
1837 15 11 11 37
1838 15 14 17 46
1839 10 4 7 21
1840 7 4 14 25
1841 9 9 3 21
1842 9 7 6 22
1843 16 8 1 25
1844 16 5 9 30
1845 17 2 6 25
1846 24 9 1 34
1847 25 5 — 30
1848 22 3 8 33
1849 21 13 6 40
1850 19 12 2 33
1851 21 11 2 34
1852 21 14 3 38
1853 13 9 3 25
1854 10 5 4 19
1855 14 3 1 18
1856 18 5 — 23
1857 17 15 — 32
1858 21 23 — 44
1859 27 15 2 44
1860 26 12 8 46
1861 36 10 13 59
1862 34 11 22 67

Итого в уездном училище в 29 лет было учащихся 526 302 183 1011

б) в приходском училище
184 5 14 4 23
1841 8 17 1 26
1842 4 20 2 28
1843 7 15 21 43
1844 17 22 3 42
1845 15 15 3 33
1846 13 18 4 35
1847 11 14 5 30
1848 9 18 4 31
1849 6 36 4 46
1850 9 25 1 35
1851 16 24 5 45
1852 12 34 1 47
1853 9 30 1 40
1854 10 37 1 48
1855 9 27 — 36
1856 15 38 3 56
1857 10 62 12 84
1858 12 65 18 95
1859 32 64 31 127
1860 36 45 44 145
1861 19 42 56 117
1862 24 48 39 111

Итого в приходском училище в 23 года было учащихся 308 780 263 1301

с) в женском училище 2-го разряда
В 1861 году 20 7 10 41

Из этих данных видно, что число учащихся в Челябинских училищах в последние семь лет все более и более увеличивается. Причиною тому развитие промышленности между городским сословием, почему и образование стало потребностью жителей, а главное, и сами жители по образованию с того времени почти все заменились людьми более энергичными, способными и к отправлению своих обязанностей весьма усердными.
Сравнивая цифру учащихся в уездном училище с цифрой приходского, можно прийти к тому заключению, что здешнее городское сословие более довольствуется элементарным образованием. Это видно из того, что в уездном училище в продолжении 29 лет было учащихся городского сословия 302, а в приходском в 23 года 730, вдвое более, чем в уездном, хотя приходское училище открыто шестью годами позже уездного.
В материальном плане уездное и женское училища по мере и возможности обеспечены и не терпят большого недостатка, но напротив того приходское училище по материальным своим средствам (400 руб. в год отпускается на содержание его) находится в крайне бедном положении, в особенности в последнее время, когда цены на все потребности втрое возвысились.
Казачье станичное училище, открытое в 1842 году, помещается в доме станичного правления. Это училище не подведомо Министерству народного просвещения, а находится в главном ведении войскового начальства. Курс этого училища равняется приходскому училищу, в нем положен комплект учащихся не менее 35; поступающие в это училище дети войсковых обывателей зачисляются не по желанию родителей, а по назначению общества.

Богоугодные заведения: городская больницы, открытая в 1827 году, помещается в деревянном доме, принадлежащем городскому обществу.

Исправительные: городской тюремный замок помещается в двух зданиях: в собственном деревянном, построенном в 1842 году, и каменном, двухэтажном доме, занимаемом у городского общества, выстроенном для помещения богадельни.
Число арестантов здесь значительно, так что иногда бывает до 400 человек, от того, что Челябинский уезд пограничен с Тобольской губернией; поэтому число заключенных в тюрьме более бродяг, нежели судимых по преступлениям.

Город Челябинск расположен, как выше сказал я, по обеим сторонам реки Миасс, протекающей с запада на северо-восток. Миасс в обыкновенное время лета имеет ширины до 20 саж.; вода в этой реке прекрасная, употребляется исключительно жителями в питье, несмотря на то, что на дворах у всякого почти домохозяина устроены колодцы, из которых вода употребляется для домашней скотины или для несчастных случаев. Колодезная вода по свойству своему не может сравниться приятностью и мягкостью с водой Миасской. Миасс местами глубок. Дно его покрыто песком, камнями и гальками, течет быстро. Он берет свое начало из Уральских гор, протекая через озеро Аргази, имеющее 12 верст длины и 8 ширины, протекает весь Челябинский и частью Шадринский уезды и впадает в реку Исеть в Пермской губернии.

На основании грамоты, данной городу Челябинску Екатериною II, отведено ему земли 1450 десятин и 732 сажени, в числе которой выгонной под лесом 22 участка 320 десятин и 292 саж.

Почва городской земли черноземная, а местами глинисто-черноземная, верхний слой ее покрыт тонко песком разной породы, это видно из того, что при отражении солнечных лучей на землю некоторые песчинки отбрасывают серебристый вид; но в дождливое время вся почва превращается в чернозем. Верхний слой песка называют слюдою, встречающейся при разработке золотых россыпей; так как в окрестностях города за городскою чертою идут казачьи земли, на которых разрешена законом разработка и промывка золота. Где и находятся в настоящее время золотые прииски, при разработке которых в большом количестве встречается этой породы песок. На основании чего можно допустить, что и на месте, занимаемом городом, есть золотые россыпи; даже по мнению одного ученого, составлявшего геологическую карту земных пластов здешнего края, здесь лежит самый узел золотоносных россыпей, который идет от уральских гор по течению реки Миасс к крепости Миасской, но чем далее, тем менее и менее, так что в 80 верстах от Челябинска, в землях государственных крестьян здешнего уезда оказалось очень незначительное содержание золотого песка.
В самом городе почва земли влажна и мягка, что, конечно, для него не находка, потому что во время маленького ненастья, не говоря уже о весне или осени, бывает грязь нестерпимая. Весною некоторые улицы бывают вовсе затоплены водою, чему более способствует положение города, построенного в долине. Неудобство это можно было бы отстранить устройством водоточных каналов вокруг города, куда могла бы течь вода. В сухое время город держится опрятно, почему и не бывает много пыли.

Городской лес состоит из мелкого березняка и осинника, также встречаются и молодые сосны, ель и пихта. Замечательно, что лес этот весь почти одинокой толщины и высоты. Если верить преданию, которое существует между здешними жителями, то здесь в былое время был непроходимый строевой лес, но сделался жертвою огня от неосторожности окрестных жителей во время весенних палов. Строевой лес ныне приобретается от башкир 9-го кантона, расположенного около Уральских гор, и преимущественно от вотчинников. Он привозится самими башкирами на городской рынок и сбывается весьма выгодно.

Климат можно назвать холодно-умеренным; частые переходы, как зимою, так и летом, от тепла к холоду весьма ощутимы. Причиною тому близость Уральских гор (в 40 верстах). Летом жаров бывает очень мало, а напротив зимою жестокие морозы, сопровождаемые нередко сильными буранами. Впрочем, бывают иногда очень теплые зимы, но это весьма редко. Весною и осенью климат нездоров: бывают повальные болезни, а именно тифозная горячка. Зубная боль действует в это время на все возрасты и жестоко; весною свирепствует в особенности на детей скарлатина, а осенью глазная боль.

Промышленность. Ремеслами жители мало занимаются. Это происходит не от неохоты, а более от отдаленности города от центральных ремесленных городов России. Заводская промышленность ограничивается только производством мыла, сальных свечей и (очень мало) выделкою кож. Количество всего этого далеко не может удовлетворить потребности жителей. Поэтому мыло и сальные свечи привозятся из города Троицка, и кожи — из Кунгура (Пермской губернии). Главное занятие жителей — служба по найму на частных золотых приисках и торговля.

Торговые обороты более значительны хлебом (несмотря на отдаленность от судоходных рек); в последнее время эта торговля достигла цветущего состояния, в особенности она начала развиваться с открытием в здешнем крае золотых приисков. Челябинский уезд снабжает хлебом (закупка коего бывает в Челябинск) все прииски, лежащие в Челябинском, Троицком и Верхнеуральском уездах, до пяти горных казенных заводов и частию города Верхнеуральск и Троицк. В последнем большое количество хлеба променивается на меновом дворе киргизами восточной орды. О сбыте хлеба можно судить по городским весам (других данных нет), которые отдаются местной городской думой в оброк с торгов частному лицу, платящему в городской доход до 1000 р. серебром в год. Чтобы выручить эту сумму, он должен перевесить по таксе, утвержденной правительством по ½ коп. с пуда 200,000 пуд. На нем рабочих, содержание их, весов и себя он должен выручить не менее 1000 руб. сереб. в год, следовательно всего перевесить до 400,000 пуд.; или 16,000 возов, полагая в каждом по 25 пуд. Из этого можно судить об обороте капиталов, обращающихся в хлебной торговле!
Также начинает усиливаться торговля салом, которое покупается в уездах Челябинском, в городе Троицке и на линии. Обороты продажи сала простираются приблизительно на сумму до 80,00 руб. серебр., иногда более или менее, смотря по ценности за него.

Ярмарок три:
1-я Никольская весенняя с 8-го по 11-е мая,
2-я Ивановская с 25 по 28 сентября и
3-я зимняя Никольская с 1 по 11 декабря.
Последние значительны оборотами хлебом и салом; в другом же отношении весьма незавидны. По трехлетней сложности они приносят городу доходу в год 1464 руб. 25 ¾ коп. серебром.

Число жителей в городе Челябинске считается мужеского и женского пола всех сословий 4560 душ:
потомственных дворян мужеского пола 28, женского 34;
личных — мужеского 84, женского 76;
почетных граждан личных муж. 2, жен. 2,
купцов 2-й гильдии муж. 13, жен. 9,
3-й гильдии мужеского пола 94, жен. 81;
мещан — муж. пола 1474, женского 1572;
казаков Оренбургского войска мужеского 161, женского 176;
отставных нижних чинов 98, жен их и вдов 176;
солдатских детей — муж. 84, жен. 92;
бессрочно отпускных нижних чинов 73, жен и вдов нижних чинов, состоящих на службе и бессрочно отпускных 230.

Каменных домов в городе 7. в том числе принадлежат казне и городскому обществу 4, а последние частным лицам;
деревянных 831, в том числе казенный 1;
также находится каменный винный подвал; гостиный двор, в котором лавок 115 и каменных 3 Ренсковых погребов, питейных домов 7,
заводов 19, из них: один пивоваренный акцизно-откупной, 4 кирпичных, 4 кожевенных, 3 мыловаренных, 4 салотопенных, 1 свечной, 1 маслобойный и 1 гончарный;
7 постоялых дворов, 9 кузниц и 1 водяная толчея.

А. Орлов


При использовании материалов или фотографий, активная ссылка на ИсточникЪ обязательна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments