yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote,
yuvlatyshev
yuvlatyshev

Дом Первухина-Колбина и первая коммерческая электростанция Челябинска

Оригинал взят у gayaz_samigulov в Дом Первухина-Колбина и первая коммерческая электростанция Челябинска
На улице Труда, там, где она пересекается с улицей Пушкина, стоит каменный представительный дом. Нынешний адрес дома - Труда, 66. Многие из тех, кто интересуется историей Челябинска, знают его как дом Колбина. А во дворе этого дома стоит еще более представительное здание – бывшая электростанция, которую обычно тоже называют колбинской. Об истории этих зданий и о роли Василия Михайловича Колбина в этой истории я постараюсь рассказать.
0_13a29_8353ed52_orig.jpg
Дом Первухина-Колбина, фото из книги "Старый Челябинск в открытках и фотографиях".

Дом этот по улице Сибирской был построен в 1873 – 1874 годах купцом Василием Арсеньевичем Первухиным. В «Раскладочной ведомости налогам с недвижимых имуществ» на 1873 год есть такая запись: «Вновь выстроенный каменный двухэтажный дом, при нем полукаменный флигель…», причем есть уточнение: «Старое строение сломано, а новый дом еще не достроен». В период строительства нового дома купец с семьей жил в деревянном доме, расположенном рядом, на соседнем дворе – он также принадлежал ему. Занимался Василий Первухин разработкой золотых приисков. Возможно, он является одним из первых разработчиков Градских приисков – в 1868 году он подал прошение в Городскую думу Челябинска о разрешении ему разработки золота на участке земли выше города по течению реки Миасс. Большая часть намеченной им территории находилась на казачьей земле и только краешек приходился на городской выгон. Действовал он не один, а как доверенное лицо вдовы, губернской секретарши Авдотьи Марковой. Был он женат вторым браком, от первого брака – сын Николай. В 1875 году Василию Арсеньевичу было 46 лет.
В 1880-х годах, в достроенном виде, здание описано так: «Дом каменный двухэтажный, на заднем плане с мезонином. Внизу 4 комнаты и подвал с выходом на двор, вверху 7 комнат, в мезонине 3 комнаты». В начале 1880-х годов Василий Арсеньевич скончался. После его смерти дом остался за наследниками. В 1901 году его вдова, Елизавета Васильевна, продала усадьбу Василию Михайловичу Колбину. Характерно, что мезонина в описании 1901 года уже нет, хотя еще в 1895 году он упоминается. Но позже мезони вроде как снова возникает – не совсем понятно, поскольку на фото его не видно.
Таким образом, в 1901 году Василий Михайлович Колбин стал владельцем каменного двухэтажного дома по улице Сибирской, но построил его не он. Кроме самого дома, на дворе были каменные и деревянные надворные постройки: каретник, конюшни, погреб, 5 амбаров… С «колбинским» периодом этого дома связано появление во дворе небольшой электростанции – первой, построенной специально для продажи электроэнергии для городских нужд и частным лицам. Но это была не то здание электростанции, которое мы видим сегодня – к этой постройке Василий Михайлович отношения не имел.
Немного об истории постройки этой электростанции и электростанциях в Челябинске начала XX века вообще. Считается, что В.М. Колбин построил первую электростанцию в Челябинске. Это не совсем так. Первые электростанции в городе возникли в самом начале XX века при промышленных предприятиях. В 1905 году электростанция, размещавшаяся в отдельном каменном здании на два помещения была на чаеразвесочной фабрике товарищества А. Кузнецова. Насколько можно судить, электростанции были при многих паровых мельницах – они решали проблему с освещением. Эти станции представляли из себя вовсе не привычные нам мощные постройки с котельными, генераторными и т.д. Обычно для получения электричества использовались двигатели внутреннего сгорания (на нефти, керосине или дизельном топливе), приводившие в движение генераторы небольшой, по современным меркам, мощности.
В 1906 году Городская управа заключает договор с купцом 2-й гильдии Василием Михайловичем Колбиным. Согласно договора, Колбин обязывался «за свой счет и риск устроить в Челябинске одну или несколько электрических станций, прокладывать от них по городским улицам и площадям воздушные и подземные проводы для разсылки по ним электрической энергии, как для общественных надобностей, так и для частных лиц – для освещения, приведения в действие двигателей и других специальных целей».  Двигатели не зря упоминаются в договоре – городские власти в ту пору уже начали планировать устройство в городе водопровода и обсуждая с возможными поставщиками поставку насосов для забора воды из реки Миасс, оговаривали, что насосы должны быть рассчитаны на приведение в действие с помощью, как дизельного двигателя, так и электромотора. Не могу сказать, что эти два момента жестко связаны, но возможно, что городское руководство уже ориентировалось на перспективу.
Городская управа указывала в договоре 40 дуговых фонарей для освещения улиц, каждый из них на 8 ампер, 800 свечей. За каждый фонарь город должен был платить 110 рублей в год – сумма вполне приличная. Однако и расходы Колбина на первых порах должны были быть немалыми. Василию Михайловичу предстояло поставить столбы по главным улицам, как для передачи энергии, так и для освещения. Те, что для освещения, надо было установить «на местах, указываемых Городской управой, причем высота проводов над поверхностью улиц должна быть не менее трех с половиною сажен (семи с половиною метров – Г.С.)». Чтобы от столбов было меньше тени, Колбина обязали «верхнюю часть столбов, не менее 0,5 сажени от нижней поверхности фонаря сделать металлическою, ажурною». Кроме того, те столбы, что устанавливались на перекрестках, должны были иметь круглую обмощеную насыпь высотой не менее полуметра и диаметром больше полутора метров. Последнее, скорее всего, чтобы коляски и телеги не бились об столбы на поворотах.
Помимо столбов, проводов, ламп к расходной части надо отнести и собственно постройку электростанции. Хотя эти расходы были не так велики, как можно представить – уже говорилось, что здание, которое многие называют колбинской электростанцией, в действительности построено позже и к Василию Михайловичу отношения уже практически никакого не имеет. Но об этом здании позже. А электростанция Колбина представляла из себя то, о чем я писал выше – дизельные двигатели и приводимые ими в движение генераторы. Для размещения такого оборудования не требовалось огромного здания. Скорее всего, эта станция помещалась в одной из каменных построек на дворе усадьбы. Причем, воплотить идею в жизнь своими силами у Василия Михайловича, видимо, не получилось, – в дальнейшем в документах в качестве поставщика электроэнергии упоминается товарищество «Кокорев и Колбин» или «Колбин и Кокорев».
В апреле 1911 года Василий Михайлович умер. После его смерти, в 1913 году, усадьба была куплена городом для размещения Городской думы. Но поскольку электростанция принадлежала не одному Колбину, а товариществу «Кокорев, Колбин и К», то она осталась во владении Кокорева на оговоренный срок (до 1915 года). В бывшем доме Первухина-Колбина разместились городские власти, и пребывали там до полного установления Советской власти, то есть до 1919 года. Тем временем город прорабатывал варианты постройки собственно «общественной» электростанции. Но об этом в следующих постах.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments