?

Log in

yuvlatyshev
Recent Entries 
Март 1984 года. Синегорье. Челябинская область.



Слева направо: Маша, Тамара, Настя Латышевы. На территории бывшей ракетной базы.

Первый и последний раз в июне 1984 года в Челябинске было проведено совещание информационных работников лакокрасочной отрасли промышленности. Основная нагрузка на организацию этого совещания легла на меня. Часть работы по договору выполнял Уральский дом научно-технической пропаганды. В частности, они были должны организовать проживание в гостинице. Когда приехали участники совещания, то оказалось, что номера были заказаны в вокзальной гостинице, чем-то похожей на ночлежку. Москвичи и ленинградцы возмутились. Так как погода была прекрасная, то решили перенести совещание на базу отдыха на озере Кумкуль. База ещё не работала, поэтому закупили продукты, вино, загрузили холодильник, постельное бельё, магнитофон, газовые баллоны и электроплитку в автобус и поехали на базу. Там была красота - природа,березовая роща, озеро. Вечер провели чудесно, купались, шашлыки, вино, танцы. А на следующий день погода испортилась, похолодало и заморосил дождь. Мы немного уныли, но зато такая погода помогла провести совещание. Во второй половине дня стало ещё холоднее, запасы спиртного закончились. К счастью, приехал кто-то на легковой машине на картофельное поле около базы. Я уговорил этого мужика съездить в деревню. Подкупил водки и вина. Вечером мы сварили глинтвейн. Короче, при хорошей кампании никакая плохая погода не страшна. А на следующий день дождь прекратился, стало чуть теплее, но нам уже нужно было ехать в Челябинск.

Я, вспоминая об этом времени, чувствую, что мы тогда жили в атмосфере разочарования и какой-то пустоты. С приходом к власти Черненко надежды на какие-то реформы или что-то подобное испарились. От одного его вида веяло каким-то унынием.

В такой обстановке даже относительно важные события личного характера казались обыденными. Летом приехал в гости дядя из Калининграда вместе со своим внуком Олегом. Так получилось, что после этого Олег приехал в Челябинск только 24 года спустя, когда моего дядю (снова приехавшего в Челябинск - он последние годы регулярно гостил у нас) положили в больницу с сердечным приступом.

В сентябре моя младшая дочь пошла в школу. Очень важный этап в жизни человека, но как-то это для нас показалось уже обычным и простым событием.

Осенью мы собрали отличный урожай картофеля. Даже не знали, как этот картофель хранить, так как раньше собирали или покупали в два раза меньше.

В октябре я поехал в Москву на вступительные экзамены в аспирантуру. Сдал хорошо, но не прошёл по конкурсу. Честно говоря, не сильно расстроился, так как не видел смысла в подготовке защите кандидатской диссертации. А поехал только под давлением директора институа, который считал, что чем больше кандидатов наук будет в институте, тем лучше.

В ноябре снова побывал в Москве на совещание по НТИ. Морозы были очень сильные. Я после этого неоднократно ещё бывал в Москве примерно в такое же время, но больше таких холодных ноябрьских дней что-то не припомню.
Вчера вечером лёг спать в десять часов, но спал некрепко, просыпался несколько раз. Утром мы с Юркой покапали немного яму, а потом до двенадцати часов филонили. После обеда поиграли в карты. Сначала я играл с охотой, но потом что-то расхотелось. Затем мы с Юркой и ещё пять девчонок таскали шлак. Люда Табуркина что-то ни с того, ни с чего ушла. Я так и не понял, почему? Засыпав траншею, погуляли, а потом начальник участка попросил ещё поносить шлак. Юрка заленился, но всё-таки мы ещё поработали с полчаса.

Начальник участка, Серёжа, как зовут его парни, похвалил нас, особенно девчонок. Он удивился: "Такие маленькие девчонки, а таскают тяжеленные носилки". Он даже предлагал нам здесь ещё немного поработать.

После работы начал читать третий том романа "Хребты Саянские". Второй том мне понравился больше, чем первый. Посмотрим, что представляет собой третий том.
Утром встал с трудом, очень хотелось спать. Зашёл в барак, где хранятся наши инструменты - кайло и лопаты. Но в нашей комнате переодевались девчонки, поэтому я сходил в буфет, а он оказался закрытым. Пошёл обратно. Наконец пришли ребята. Они начали играть в покер, а мы с Юркой Тугановым снова пошли в буфет. На этот раз его открыли. Не спеша, позавтракали. Юрка хотел сманить меня поглазеть на спортзал (что-то сильно его туда тянет), но я отказался. Зайдя в третий раз в барак, наконец взяли инструменты и пошли к месту работы. Игорь с Лёшкой пристроились в яме, которую вырыл вчера Армян, а мы с Юркой должны были копаться в яме, которой почти не было видно и которую вчера еле-еле со стоном начал копать Лёшка. Мы решили копать по очереди, так как было тесно вдвоём. Лёшка был чем-то недоволен, он начал кричать на нас, что мы лентяи. В своих утверждениях он был очень непоследователен. Сначала стонал, что мы двое можем влезть в яму, потом о том, как ему было вчера трудно, а нам сегодня легко. Наконец, что эту яму может вырыть один, а другой должен идти искать себе работу. В конце концов, окончательно разозлившись, он сказал, что я попал под влияние Юрки Туганова, как раньше попал под влияние Юрки Серикова. Последнее меня немного озадачило, т.к. он добавил, что это заметила даже Эмилия Григорьевна. Я почему-то над этим не задумывался, нужно будет присмотреться к своему поведению и, если нужно, исправить ошибки, пока не поздно.

Во время обеда или после него Лёшка (я в этом уверен) пожаловался на нас Армяну. Армян накинулся на меня. Мне было до того тошно его слушать, что я даже выругался, что со мной бывает очень-очень редко, т.к. я, ругаясь, первый раз...

После обеда Лёшка больше филонил, поэтому он молчал. Яму мы сегодня не закончили, придётся закончить завтра.

После работы смотрел кинофильм "Саша-Сашенька". Фильм - дрянь, хотя и цветная. Там играют хорошие артистки Н. Селезнёва и Н. Шацкая. У Шацкой у меня удивил грубый голос. Почему-то я думал, что голосок у неё нежный. Она мне очень нравилась, но после этого фильма даже не знаю. Селезнёву я долго не мог вспомнить, где она раньше играла. Наконец вспомнил: в новелле "Наваждение" из кинофильма "Операция Ы".

Выйдя из кино, не мог понять, что мне больше хочется: есть или спать? Зашёл в магазин, но ничего не купил.
Утром мы с Юркой Тугановым таскали жесть на крышу. Потом жестянщик сказал: "Идите, возьмите на складе молотки, будете тоже прибивать жесть". Заручившись согласием прораба Валерия Петровича или просто Валеры, пошли на склад, взяли молотки, залезли на крышу, а... потом начальник участка сказал, чтобы мы шли вниз. Полчаса мы прошатались, не зная, что нам делать. Потом всё-таки нас направили вниз в подвал, наводить марафет. Там работали наши девчонки. Работать было весело, особенно мы не усердствовали. Возвращаясь один раз с носилками, встретили двух девиц. Они пошли за нами, стали спрашивать, как нас зовут и т.п. и т.д... Но, увидев наших девчонок, они сразу замолкли. Получилось очень комично. Потом, перелезая через леса, на которых работали девчонки-штукатуры, с нами ещё раз произошло приключение. Одна из них вдруг заинтересовалась, чем я крашу волосы. Я, конечно, ответил: "Перекисью водорода". Она, непонятно почему и для чего, сказала: "Модный парень".

Затем таскали носилки с раствором, т.е. с бетоном. Вот это действительно тяжело! Лёшка Копылов с Вовкой Шапиро, или Армяном, даже поругивались. Вернее, ругался Лёшка, а Армян посмеивался. Я уже стал замечать, что когда Лёшке трудно или он не в духе, то он начинает ругаться, обвинять других,
становится злым.

Юрка мне тоже сделал замечание насчёт походки: не разгибаю колени. Ну, здесь я согласен. Мама мне тоже раньше об этом говорила. Но что поделаешь? Привычка. Конечно, от этого нужно отвыкать. Когда шёл домой, старался выпрямлять ноги.

Вечером дочитал второй том романа "Хребты Саянские". Этот второй том понравился больше, чем первый. Наверное, потому, что во втором томе герои терпят меньше бед, чем в первом. А я страшно люблю, чтобы у любимых героев всё было хорошо.




Страшно хочется домой. Когда был в гостях у тёти Ляли, даже жаловался ей, что хочу домой и как эта стройка надоела.
Декабрь 1983 года. г. Челябинск. На горке - Маша Латышева



Директор нашего института неорганических пигментов очень мечтал получить какую-нибудь медаль ВДНХ. Наконец, в 1983 году такой случай представился. На выставку по охране окружающей среды были представлены две разработки института. В начале 1983 года меня вызвали в Москву для работы на этой выставки. Там я наконец-то понял механизм награждения. Оказывается, всё начиналось с методистов, которые готовили списки для награждения медалями ВДНХ. Время было интересное. К власти пришёл больной Андропов. Пока ещё у него были силы, он начал закручивать гайки у недисциплинированного народа. Во время этой командировки я был вынужден полных дня три или четыре торчать на выставке, хотя нужен я был там от силы 2-3 часа в день. В магазинах Москвы и на улицах вылавливали командировочных, а потом писали угрожающие письма в организации, которые их командировали и в которые они приехали. Короче, в список для награжденных попала одна из работ. Позднее выделили 2 бронзовые медали, за которые полагались премии по 50 руб. Одну из медалей очень хотел получить директор института. Когда я весной снова поехал в Москву для оформления документов на медали, то в головном ведомстве "Союзкраска" уперлись - нужно давать медали непосредственным работникам, а причём здесь директор? Я поехал в Ленинград, где руководители объёдинения убедили директора нашего института отказаться от медали, иначе никто в институте её не получить. Ему пришлось так и сделать, а я снова поехал в Москву, где уже все документы быстро подписали.
В пятницу утром утром и днём шёл дождь. Нам, парням, дали работу в подвале. На сначала мы "раскачивались", а потом погас свет, так что не работали. После обеда часа два профилонили. Затем нас позвали таскать громкоговорители из подвала, который неожиданно затопило водой. Там встретились с интересным парнем - радиомонтажником из Москвы. Он монтировал радиооборудование в Кремлёвском Дворце Съездов, в Ташкенте, в Душанбе, собирал аппаратуру для СП-10, СП-11 в Норильске. А ещё сказа: "Недаром многие рвутся в радиотехникумы".

В субботу наводили марафет - блеск, чистоту, порядок, по выражению инженера, руководившего нами.

Придя домой, что-то плохо себя почувствовал. Дума, серьёзно заболел. Но сегодня утром снова чувствовал себя нормально.

Днём сходил к тёте Ляле. Она сказала, что Таня Ширяева собирается поступать в пединститут, на дефектологическое отделение. Тятя Ляля не уверена, что Таня поступит. Я тоже что-то сомневаюсь в этом. Но время покажет. Первого августа у неё первый экзамен. Потом ходил в кино, смотрел фильм "Девушки из Тикаруцуки". Это фильм о гастролях в Париже ансамбля-ревю "Такарацуки" из Японии. Фильм красивый. Странно только, что снят он студией "Бавария-фильм" из ФРГ. А почему не японской или французской студией?


Вчера в нашей бригаде появился новый парень: Юра Туганов со второго курса химфака. Хороший парень. Немного простоватый, чуть картавит, тихо говорит.

Вчера вечером смотрел фильм "Бумеранг". Фильм понравился, хотя сюжет его мне был известен раньше. Понравилась и Барбара Брыльска в главной роли героини фильма Евы.




Вчера ко мне приставал какой-то мужик, просил денег, потом в кино парень довольно нахальный. Я, конечно, не дал. Сегодня, когда мы с Юркой шли до столовой, а потом обратно, то к нам снова приставали мужики с просьбами дать денег. Странно... Может быть, у меня вид такого смирного тихони.

Сегодня мы копали двухметровую яму. Начальник участка обещал премию, не знаю, даст ли? Скорее всего, что нет, и сопроводит он этот отказ каким-нибудь безупречным возражением.

На работе сильно устаю: всего проработал пять дней. Неужели всегда так? Если на любой работе так, то я не смог бы учиться и работать одновременно. Если бы и начал учиться, работая, то вскоре бы бросил.

Нет у меня выдержки и воли. Даже раз в день писать в дневник и то воли не хватает!

Работать нужно до 28 июля. Жду, не дождусь, когда я наконец-то буду поистине свободен.

Я вот понимаю, что деньги -зло. А мне даже на еду денег недостаточно. Попросить дома - решительности не хватает. Самолюбие играет большую роль.
Май 1982 года. Таганай.



В начале мая 1982 г. я, Юра Реймер и его жена Люда (не помню, сменила она фамилию или нет, а была Ефремова) пошли в небольшой поход на 2 дня на Таганай.Ничего не запомнилось от этой странной прогулки по горам, кроме нескольких фотографий.

В конце мая 1982 года мы с женой и старшей дочкой Настей отправились на границу Еввропы и Азии. С нами был мой друг Женя Смирнов со своей дочкой Таней. С утра погода была неплохая, но пока мы добиралсь до Александровской сопки начался мелкий дождь Вскоре он перестал, но было довольно холодно, поэтому большого удовольствия от этой прогулки мы не получили.

В 1982 году я впервые взял участок под посадку картофеля. Поводом для этого был неурожайный 1981 год, в результате чего картофель на рынках продавался по очень высоким ценам, а в магазины даже завезли картофель из Польши. Кстати, то ли этот завоз, то ли другие обстоятельстява, но к 1984 году все поля челябинской области были уже заражены колорадским жуком. от которого в Челябинской области не избавились до сих пор.

Посадкой картофеля занимались все: от лаборантов и подсобных рабочих до директора института. Урожай в 1982 году был неплохой, поэтому наша семья сажала картофель вплоть до 1986 года. Особенно урожайным, несмотря на засилие колорадского жука, был 1984 год. Это было связано не только с благоприятной погодой, но и с тем фактом, что в 1984 году картофель посадили около базы отдыха на озере Кумкуль  на месте когда-то сгоревшей деревни - земля там была мягкая как пух.

В октябре 1982 года нам наконец-то поставили квартирный телефон. Открытка пришла 7 октября - тогда в этот день отмечали ,как День Конститутции.  А раньше в нашем доме были установлены телефоны только в 2 или 3 квартирах - участников войны. Для экстренных звонков приходилось бегать к телефону-автомату, который вандалы регулярно ломали.

В ноябре 1982 года я поехал на совещание по научно-технической информации в г. Черкассы. Город мне понравился. Я потом бывал там неоднократно. Полюбил его ещё больше, когда поехал туда летом. Город был растянут вдоль крутого берега Днепра. Казалось, что сунь там в землю палку и она тут же даст ростки. Такая там была буйная растительность по сравнению с Уралом.

Утром встал в полседьмого, но провалялся до семи. Потом как-то быстро ещё пробежали 40 минут, поэтому пришлось в прямом смысле бежать на работу. Успел.

Докапали траншею. Потом очищали леса от мусора. Мы работаем всё время вчетвером: я, Валька Силиницкий, Алёшка Копылов, Игорь Сурин. Вовка Шапиро - "Армян" - работает отдельно. Не нравится он мне. Не потому, что он еврей, а потому, что он эгоист, задавака.

Вечером сидел дома. Читал газеты, роман С. Сартакова "Хребты Саянские". Роман нравится, но читаю лёжа, поэтому сильно клонит ко сну. Сегодня прочитал в еженедельнике "Неделя", что не рекомендуется читать лёжа, так как начинается дремота. Правильно. Вот и проверил это на себе.

Очень хочется домой, хочется спать, есть и много ещё чего хочется. А приеду домой - ничего не захочется - даже спать. Всегда так.
Сегодня посетил Митрофановское кладбище. Был там последний раз в 2015 году. А пару дней назад позвонила мне поэтесса Ольга Леонидовна Соколова и попросила показать мне могилу детского поэта Кузнецова.

Встретились у здания администрации. Рядом памятная доска Героев Советского Союза, похороненных на Митрофановском кладбище.



Read more...Collapse )
This page was loaded Jul 27th 2017, 12:24 am GMT.